Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Выпуск 15. Постижение военного искусства: Идейное наследие А.Свечина: Сб. / Сост. А.Е.Савинкин, А.Г.Кавтарадзе, Ю.Т.Белов, И.В.Домнин.

Выпуск 15. Постижение военного искусства: Идейное наследие А.Свечина: Сб. / Сост. А.Е.Савинкин, А.Г.Кавтарадзе, Ю.Т.Белов, И.В.Домнин.

Год выпуска 1999
Число страниц: 696
Иллюстрации: есть
ISBN: 5-85887-042-2
Голосов: 1, Рейтинг: 3.3
Нет в продаже

Описание

Книга знакомит читателя с творческим наследием генерала Александра Андреевича Свечина (1878–1938), выдающегося офицера русского Генерального штаба, представителя когорты классиков отечественной мысли, стоявшего у истоков реформирования российской армии. Книга важна как предпосылка и свидетельство формирования «души армии» на национальной почве.

СОДЕРЖАНИЕ


ПРЕДИСЛОВИЕ. А.Кокошин

ВВЕДЕНИЕ. ВРЕМЯ ИДЕЙ А.СВЕЧИНА


ВОЕННОЕ ИСКУССТВО
(Становление в России и общая эволюция)

СУДЬБЫ ВОЕННОГО ИСКУССТВА В РОССИИ    
Татарские уроки. - Поместная система. - Идея «боевых возов» Яна Жижки в виде русского «гуляй-города». - Столкновение с наемными войсками Запада - Наша отсталость. - Обучение русских людей иноземному строю. - Комсостав XVII века. - Влияние психологии натурального хозяйства на боеспособность московской армии. -Необходимость военной реформы. - Постоянная армия Петра Великого - Заимствования с Запада. - «Осторожное» военное искусство в Полтавской кампании. - Командный состав русской армии в XVIII веке - Потемкин. - Литература.

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО
Понятие. - История военного искусства как научная дисциплина. - Своеобразие военного искусства у различных народов. - Ополчения, добровольчество, постоянные армии. - Войны XVIII века. - Система ведения войны Наполеоном. - Военное искусство эпохи Мольтке - Военное искусство империализма.

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО В ЭПОХУ ИМПЕРИАЛИЗМА
Новые материальные факторы войны. - От Мольтке к Шлихтингу. - «Вооруженный народ». - Мобилизация. - Связь фронта с тылом -Специфика военного искусства XX века. - Неполнота опыта гражданской войны. - Теоретические прятки при помощи прикладного метода


ВОЕННОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ РОССИИ
(Идейная подготовка армии, к несостоявшейся победе)

ПРЕДРАССУДКИ И БОЕВАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ     
Не сотвори себе кумира. - Бой как поражение врага. - Боевая кадриль - Иллюзия устрашения. - Наступление ведется не по шаблону и схеме, а в зависимости от частных условий обстановки. - Сознательность  воина. - Боевые идеалы. – Победа. - Тесное единение теории и практики. - Характер современной войны. - Значение местности. – задачи и боевое употребление артиллерии. - Подчиненные и начальники. – Подготовка личного состава к исполнению боевой задачи. – Управление в бою. – Мысль начальника должна опережать действия войск. - Пассивное наступление и активная оборона. - Нельзя победить противника одними маневрами и демонстрациями. - Опасность распыления наступательного порыва. - Малые бои. - Бездействующий резерв. - Значение основных идей о родине и отечестве для поддержки бойца. - Моральный элемент в бою. - Ложь. - Гибель народа начинается тогда, когда он теряет способность смотреть в лицо действительности.

КУРС КРЕПОСТНОГО ДЕЛА
Вдали от боевых запросов. - Необходимость подготовить офицера, знающего и любящего крепостное дело. - Лекции офицеров Генерального штаба. - Вред чрезмерной секретности. - Там, где нужно искусство, нельзя далеко уйти на одной тайне. - Следует доверять своим офицерам.

ДУХ МЕРТВЫЙ
Интерес к опыту русско-японской войны. - Болтовня и натиск педантизма. - Ярмо фальшивых теорий. - Мертвая буква. - Нельзя прятаться от жизни в седую старину.

ПО ВЕРХАМ
Секрет умственной свежести Мольтке. - Опасность поверхностного энциклопедизма. - Экзамены по военным наукам: одни верхи, одна блестящая внешность и суррогат знания. - Идейная шпаргалистика. - Легкомысленные «всезнайки» и мрачные «немогузнайки».

ИЗ ЖИЗНИ ИНОСТРАННЫХ АРМИЙ
Корни французских успехов протягиваются на поле Полтавской битвы. - Победа над первоклассным противником. - Глубокая тактика и использование опорных пунктов. - Тактическое единение между французской и русской армией. - Следует серьезно учиться военному делу.

НЕОБХОДИМАЯ ДИКТАТУРА
Корабль как пушечная платформа. - Инженеры, артиллеристы и пехота. - Артиллерия для фортов. - Введение броневых куполов. - В деле крепостной артиллерии требуется диктатура компетентного и авторитетного лица. - Нужен петровский способ действий.

ФУНДАМЕНТ ДОКТРИНЫ
«Указания по некоторым вопросам тактики» как первое очертание нашей доктрины. - Пустые реформы. - Движение в сторону линейной тактики. - Вторая часть боя и маневренный резерв. - Рассредоточение огня. - Увлечение отрядами. - Необходимость диспута.

ЗАДАЧА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА
Трудности в организации Генерального штаба. - Быть колонновожатым на пути развития и реформ вооруженных сил. - Представлять гвардию зарождающихся идей. - «Специальность» Генерального штаба — это революция в военном деле.

БАЛКАНСКАЯ ВОЙНА И РЕЗЕРВНЫЕ ВОЙСКА   
Народный характер современной армии. - Дебют второочередных войск в войне на Балканском полуострове. - Их значение для России. - Способность русского солдата бороться за идею. - Негативный опыт русско-японской войны. - Войска второочередного типа могут оказать неисчислимые услуги в будущей войне, но над их подготовкой нужно много и самоотверженно работать.

БОЛЬШАЯ ВОЕННАЯ ПРОГРАММА
Русская и французская точки зрения на нашу армию. - Франция игнорирует вопрос о стойкости государственной обороны. - Русский фронт стал для Германии важнейшим театром операций. - Нужно усилить нашу сухопутную мощь. - Военная большая программа.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ (ИДЕИ) В ВОЕННОМ ИСКУССТВЕ
Мрачная репутация «русского военного искусства». – Отсутствие самостоятельности. - Вред заимствований. - Интернациональная точка зрения на военное искусство. - Примеры резкого отражения национального характера в военном искусстве европейских армий. - Русская единая военная доктрина. - Национальный мотив в стратегии. - Живое разнообразие военного искусства и чужие шаблоны. - Необходимо разжечь в нашем лагере бородинские огни. - Подготовка к войне должна определяться нашими национальными чертами и особенностями.


ИДЕОЛОГИЯ НОВОЙ АРМИИ
(Военное дело в революционную эпоху)

РЕВОЛЮЦИОННАЯ ТАКТИКА
Для армии Новой России вопрос об оперативном творчестве стал на очередь, как вопрос жизни и смерти. - Аналогия с эпохой неудач Великой Северной войны (Нарва). - Необходимо стремиться обратить поля поражений не в могилу русской славы, а в школу нового военного искусства. - Учет различной обстановки на русском и французском фронтах в 1917 году. - Неисполняемые оперативные приказы.

ВЕЛИКАЯ КИТАЙСКАЯ СТЕНА
Оборонительная доктрина и позиционный фронт от Балтийского до Черного морей тянут все силы государства. - Ненадежность фронта при неприятельском наступлении. - В основу оперативного творчества следует положить отказ от кордона и наступательной позы, переход к маневру и полевому бою.
 
ИКСКЮЛЬ МОГ БЫТЬ ПОЛТАВОЙ
Гипотетичность обороны и неудачные контратаки наших войск. - Действия пехоты без серьезной артиллерийской поддержки. - Нельзя требовать победы в обстановке стратегического отчаяния. - Горький опыт Нарвы заставил Петра дорожить армией. - Тяготение революционных войск к глубокой тактике. - Революция должна не сближать нашу пехоту с германской, а разделять их.

ПОДДАВКИ И КРЕПКИЕ     
Игра противника в поддавки. - Бредни побежденных. - В трезвом уме и здравом рассудке на рожон не лезут. - Фантастические картины. - Опиум в мышлении, искажение истины, ложь — вот, что доставляет врагам величайшие триумфы.

МИЛИЦИЯ КАК ИДЕАЛ (Критика тезисов Л.Троцкого)      
Наметить армии идеал в стороне от ее тернистого пути — значит выступить против практической жизни. - Устарелость милиционного идеала II-го Интернационала. - Постоянная армия. - Казарме верните ее чудодейственные свойства!

ИНСПЕКТОРСКАЯ БОЛЕЗНЬ И МИЛИЦИЯ
Инспекционное поветрие сегодня и в период царствования Павла I. - Перманентная угроза «инспекционной болезни» с точки зрения милиционной армии. - Свободу частным начальникам! - В бою у милиционного командира няньки в виде профессионала-военспеца не будет.

КУЛЬТУРНО-КЛАССОВЫЕ ТИПЫ АРМИЙ     
Социальные базы военной политики. - Бонапартизм. - Готика юнкерской армии. - Импровизация гражданской войны. - Младотурецкие фантазии. - Лагерь Валленштейна. - Бурбоны, которые ничему не научились. - Милиция Гамбетты.

ОСНОВЫ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ (Тезисы)    
Доктрина — дочь истории. - Спекулятивная военная наука. - Доктрина руководит тактическим обучением войск. - Солдатам в их лагере нужны боги, и нужны скрижали завета. - Русская армия забыла драгомировское учение.

КАПИТАЛИЗМ В ВОЕННОМ ИСКУССТВЕ     
«Покупные» победы. - Превосходство духа. - Техника в будущих сражениях. - Значение материальных средств на войне и вера в них. - Военное мышление Драгомирова. - Капитализм кажется особенно беспомощным против умного и решительного врага. - Слабая воля к победе в России. - Надо обосновать русскую, отвечающую нашим военным условиям, доктрину.
 
МАШИННЫЙ ВЕК
Тароватый расход человеческого материала во Франции. - Техника должна заменить пушечное мясо. - Современная машинная армия. - Новый путь эволюции пехоты.

АНТИМИЛИТАРИЗМ И ВСЕОБЩЕЕ ВОЕННОЕ ОБУЧЕНИЕ
Антимилитаризм и введение милиционной военной системы. - Военспец. - Всевобуч. - Антимилитаристская литература. - Чем шире будет вести свою антимилитаристскую проповедь государственное издательство, тем безусловнее придется замыкать наше военное строительство в рамки постоянной армии.

ВОПРОС О ГЕНЕРАЛЬНОМ ШТАБЕ
История возникновения генерального штаба. - Генеральный штаб эпохи Мольтке. - Во главе революции в военном искусстве. - Наполеон мог обойтись без генерального штаба. - При строительстве новой армии реформа генерального штаба выдвигается на первый план.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗМ В ВОЕННОМ ВОСПИТАНИИ
Эпоха научной войны? - Скромная теория военного искусства. - Забыты у нас, в России, истины, которые проповедовали Суворов, Жомини и Драгомиров. - Угроза военному искусству со стороны интеллектуализма.


ИНТЕГРАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ ВОЕННОГО ИСКУССТВА
(Стратегия, оперативное искусство и тактика в современной войне)

ЧЕТЫРЕХЛЕТНЯЯ ВОЙНА 1914-1918 гг.  
Недооценка военной силы России накануне войны. - Повышение качества русской армии. - Большая военная программа. - Военная конвенция Франции и России. - Для русского верховного командования на первом плане были интересы коалиции. - Планы войны. - Наполеоновская идеология. - Мировая война изучена пока лишь по внешности.

МИРОВАЯ ВОЙНА   
Красная армия должна быть моложе ее вероятных противников и ориентироваться преимущественно на более ранние моменты мировой войны, чем они. - Эволюция тактики в мировой войне. - Тенденции развала. - Будущая война. - Изучение мировой войны — предпосылка самостоятельного творчества в военном искусстве.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ МИРОВОЙ ВОЙНЫ   
Драма войны. - Бессилие военной мощи против жизнеспособной нации. - Народная война. - Опыт войн XIX - начала XX веков. -Вторая часть войны не может явиться повторением первой. - Не всякая оккупация является историческим наступлением.

ОПАСНЫЕ ИЛЛЮЗИИ   
Стратегическое развертывание русских войск в Маньчжурии. - Отсутствие сознания напрячь все силы для отпора. - Вне военной конкуренции. - Немцы видят свое спасение в военной подготовке, в стремлении к военному совершенству. - Изменение стратегических условий Советской России. - Уязвимость столицы. - Новые технические возможности. - Справиться с угрожающими опасностями мы сможем только отбросив иллюзии о географических доспехах и крайним напряжением сил. - Даже самая искусная дипломатия не сможет предохранить нас от бурь войны. - Необходимость возрождения военного искусства.

СТРАТЕГИЯ
Стратегическое учение создается из бытия современных войн. - Особая линия поведения для каждой войны. - Стратегия в ряду военных дисциплин. - Существо тактики. - Оперативное искусство. - Стратегия как искусство комбинировать подготовку к войне и группировку операций. - Стратегия как теория искусства. - Отношение теории к практике. - Искусство военных вождей. - Ответственные политические деятели должны быть знакомы со стратегией. - Задачи курса стратегии. - Военная игра. - Военная история. - Маневры. - Радикальность стратегических решений.

МЕТОДЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ     
Искусство вождя. - Тактика. - Разделение тактики, оперативного искусства и стратегии. - Стратегия как искусство ведения войны. - Огромные глубины. - В стратегии управлять — значит предвидеть далеко вперед. - Тактика пашет и сеет, сбор урожая — это дело стратегии; если забывать об урожае, то не стоит и хозяйством заниматься.

БАЗИРОВАНИЕ И УДАРНОСТЬ   
Армия, ведущая войну, базируется на господствующие классы, экономический фундамент, территорию и население государства. - Тыл как слабая опорная точка русской армии в мировую войну. - Война на измор и стратегия сокрушения. - Еще ни один военный стратег не дал нам теории стратегии измора. - Начало ударности. - Наполеоновская стратегия сокрушения. - Людендорфу не удалась ни одна сокрушительная операция. - В мировую войну решение всюду было обусловлено крушением базы.

СОКРУШЕНИЕ И ИЗМОР
Задачей политики является определение будущей войны не только как обороны или наступления, но и как измора или сокрушения. - Стратегия сокрушения требует чрезвычайной, экстроординарной победы. - Оперативная идея Канн. - Стратегия сокрушения Красной армии в походе на Вислу в 1920 году. - Разнообразие стратегии измора. - Заблуждения французской военной мысли. - Для Принятия правильного решения следует отдавать себе отчет во всей перспективе войны.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ И ФРОНТОВОЙ ТЫЛ     
Мировую войну русская армия вела, опираясь не на государственный, а на фронтовой тыл. - Тыловое творчество поросло травой забвения. - Малокультурная организация. - Интегральный тыл. - Пышный расцвет фронтовых сатрапий в мировую войну. - «Опричники». - Государственный тыл и идея интегрального руководства войной.

ЭВОЛЮЦИЯ ОПЕРАТИВНОГО РАЗВЕРТЫВАНИЯ   
Труд А.Зайончковского «Подготовка России к мировой войне».- Планы войны. - Критика Зайончковским политических и военных взглядов царского генерального штаба грешит неточностью и предвзятостью. - Обручевская система в стратегическом отношении. - Военная реформа 1909-10 гг. - Политиканство в вопросах о крепостях. - Новый план развертывания накануне войны. «Стратегическая трусость» или полезная осторожность? - Развитие русского государства в сторону подготовки его к длительной войне, к измору. - Две различные доктрины.

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ И ОПЕРАТИВНЫЕ ЭТЮДЫ     
Способность современного государства рождать новые армии. - Перманентная мобилизация. - Первоначальное развертывание и защита территории. - Недооценка обороны в сознании Красной армии; первые недели будущей войны принесли начальникам и войскам жестокое разочарование. - Новая техника и появление оперативного искусства. - Маневрирование боевой силой и транспортными средствами. - Вооруженные силы как организм с раздувшимся желудком и тонкими конечностями. - Полевые поездки. - Понятие стратегии.

У ИСТОКОВ ОПЕРАТИВНОЙ МЫСЛИ       
Войны больших и малых государств. - Наполеончото. - Количество переходит в качество. - Наше стратегическое мышление ориентируется на борьбу с сильной коалицией. - Активное участие тыла в войне. - Способность большого государства выдерживать удары. - Оперативная подвижность армии великой державы. - Трудности осуществления Канн. - Проблема сокрушения и измора. - Ближний и дальний бой. - Ударная тактика. - Сумерки вооруженного народа. - Основное положение военного искусства — не выпячивать, а уклонять слабые места. - Перспективы артиллерийских таранных операций. - Мечты моторизации и сокрушения. - Трезвость военного мышления. - Недопустимость хвостизма в военном искусстве.

СОВРЕМЕННАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ В МАНЕВРЕННОЙ ВОЙНЕ
Феодальный взгляд на вооруженный фронт. - Оперативное искусство требует прежде всего, чтобы мы оставляли без внимания "мыльные пузыри" и гонялись только за стойким успехом. - Сущность оперативного искусства — приведение неприятельской армии в состояние паралича. - Массирование. - Пехота должна уметь наступать фронтально. - Условия для успеха оперативного охвата. - Напряжение усилий и преследование. - Роль тыла в операции.

МАНЕВР ТЕХНИКИ
Отсутствие технической инициативы - Техника и оперативная цель. - Соревнование техники в мировой войне. - Техническая операция. - Заслуга В.Триандофилова. - Зависимость от человеческого материала в будущей войне. - Иллюзия неразрывности сплошного фронта. - Анархия и планомерность в районе операции. - Техника ныне ведет маневр.

АВИАЦИЯ И МАССЫ
Роль авиации в будущей войне. - Изменение плотности ударных группировок войск. - Избиение оперативных младенцев. - Будущая война еще даст победу организованным массам. - Необходимость глубокого эшелонирования. - Уязвимость идеи оперативного тарана. - Военное искусство не может не считаться с авиацией. - Разгадка общей оперативной тайны будущей войны.

БЕЗМОЛВНЫЙ ФРОНТ
Тактический паразитизм. - Безграмотный и молчаливый фронт. -Необъективные реляции. - Пора научиться получать вести из боевой части. - Суть материалистического излома тактики. - Материальная часть не трофей, а средство боя. - Идеалистический взгляд на артиллерию. - Беречь боеспособную пехоту! - Достоинства армии познаются не в наступлении, а в упорной обороне. - Деловая информация о боевых действиях.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И ТАКТИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ
Любовь к ответственности. - Отбор командного элемента. - Бойцы и бюрократы. - Инициативное изъявление воли не должно считаться преступлением. - Центр тяжести тактической работы. - Оперативные и тактические адвокаты. - Армия, в которой начальники с улыбкой встречают каждую неожиданность и радостно взваливают на себя ответственность, будет непобедима.

ТАКТИЧЕСКИЙ ФАКТ
Достоверность тактического факта. - Ошибки в донесениях не позволяют развивать искусство тактики. - Слабая штабная работа русской армии в мировую войну. - Кризис современного многослойного боя. - Тенденция хаоса и анархии на поле боя. - Необходимость проверки исполнения. - Всюдуходная тактика.

ОСНОВЫ СОВРЕМЕННОЙ ЯПОНСКОЙ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ
Ограниченная численность армии вынуждает японское военное искусство искать доступные пути к победе. - Освоение техники. -Длительный начальный период войны. - Положение «шапками закидаем» принципиально не допустимо для японской армии. - Идея ударности чужда японскому военному искусству. - «Канны» пояпонски. - Тактика должна уметь приносить жертвы, чтобы оперативное искусство (удар во фланг и тыл противника) вкусило победу. - Тактическое мелководье.

ОТПОР И ОБОРОНА (Сдвиг в германской военной терминологии)
Период выжидания в стратегии. - Решительный характер обороны. - Оборона гибкая и жесткая в истории германской армии. - «Тактический разврат». - Новое требование германского полевого устава. - Сдерживающий бой. - «Отпор».


ИЗУЧЕНИЕ ВОЕННОГО ИСКУССТВА
(Академическая подготовка)

ИЗУЧЕНИЕ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ   
Корни враждебного к истории отношения. - Историческая перспектива. - Военная история, стратегия и тактика. - Рентабельность исторической работы. - Подготовка к войне. - Отказ от самостоятельного обсуждения исторического опыта ведет к хвостизму и кустарничеству. - Две линии военно-исторической работы. - Научно-деловое изучение войны. - Страницы прошлого должны представлять для нас не могильные памятники, а оружие для борьбы в настоящем, ключ к его пониманию.

ЦЕННОСТЬ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ КОМАНДИРА   
Мы готовимся к будущей войне, а не к мировой войне 1914 года. - Военная история — наставница в военном искусстве. - Изучать военное искусство, не изучая военной истории, все равно, что прочитывать в книге только предисловие и заключение. - Затраты на военную историю производительны с точки зрения обороны.

СУДЬБЫ ВОЕННОЙ МЫСЛИ
Отчужденность гражданского и военного мышления. - Стратегия в шорах. - Дельбрюк и Леваль. - За монастырской стеной. - Война сложилась не на сокрушение, как предполагали военные авторитеты, а на измор. - Слушатель и преподаватель.

СТЕРЖНИ ВОЕННОГО ИСКУССТВА
Этажи военного мышления. - Разумное изучение военного искусства. - Историческая тенденция как основной устой преподавания. - Ориентировка слушателей в военно-технических вопросах. - Географическая тенденция. - Цикл социально-политических наук.

ИСТОРИЯ ВОЕННОГО ИСКУССТВА И СТРАТЕГИЯ И ЛАБОРАТОРНЫЙ ПЛАН
Лаборатория как средство проникнуть в сущность явления. - Плодотворные упражнения. - Военная история — гигантская лаборатория для всего военного искусства в целом. - Формы лабораторного изучения стратегии, оперативного искусства и тактики. - «Несимпатичный» лабораторный план.

ТЕОРИЯ И ПРИКЛАДНОЙ МЕТОД В ИЗУЧЕНИИ СТРАТЕГИИ
Прикладной метод при исследовании подготовки к войне. - Проблемы учения о войне. - Равновесие теории и прикладных работ.

ВОЕННАЯ ИГРА
Военная игра как метод оперативной и тактической подготовки командного состава. - Проповедь определенных тактических и оперативных идей. - От обывательщины к государственности.

МЕЖДУ КОНЕМ И ТРАКТОРОМ
Рост темпов развития военного искусства в настоящее время. - Внимание к вопросам будущей войны. - Молодая техническая культура. - Готовность броситься по стопам Фуллера. - Плавный переход от коня к трактору!

КОНЧЕНО ЛИ УЧЕНИЕ?
Академия 1903 года: старые птички пели старые песни. - Мои тактические взгляды в Маньчжурии. - Жизнь экзаменует. - Академическая подготовка — только рычаг для дальнейшей самостоятельной работы над военным искусством. - Горе академии, выпускающей законченных деятелей.

ПУТЬ МОЛОДОГО АКАДЕМИКА
Боязнь ученической скамьи привела нас в пропасть поражений мировой войны. - «Ландвер военного искусства». - Нельзя останавливаться в работе над военным делом. - Огромная ценность образованного военного специалиста. - Нужна непрерывная учеба.

ПОЧЕМУ МЫ НЕ УСПЕВАЕМ В ТАКТИКЕ
Тактическая макулатура и бесплодный методизм. - Вместо тактики мы изучаем в сущности оперативное искусство. - Работа над нормальной тактической проблемой. - Тактическая грамотность.
 
НЕМНОГО ОТКРОВЕННОСТИ
«Общество любителей вычищенных сапог», - ВНО: от маниловщины к увлечению деталями. - Военное поселение науки. - Украденный маршальский жезл. - Необходим стратегический подход.

АРМИЯ ДУМАЕТ — И ПОТОМУ ПРОГРЕССИРУЕТ И ПОБЕЖДАЕТ
Парадигмы творческого мышления А.Свечина   
Не  будем   стесняться   самостоятельного   мышления. - Спекулятивная военная наука. - Весь военный мир учится прикладным методом. - Свободная военная мысль имеет право на существование. - Военная история у нас находится в большом загоне. - Доктрина выковывается идейной борьбой за национальное военное искусство. - На Генеральный штаб надо возложить широкие задачи в рамках эволюции военного искусства. - Сама по себе техника может пускать к небу только мыльные пузыри. - Бойтесь узкой военной специализации и штатных изобретателей. -  Оптимизм — залог военного успеха. - Надо быть очень богатым государством, чтобы пытаться вести современную войну плохими войсками. - Заключение. - Примечания.  Осмыслил и составил А.Савинкин.

ВЫДАЮЩИЙСЯ ОФИЦЕР ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА
Вехи биографии А.Свечина   
Родители. - Начало военной карьеры. - Академия Генерального штаба. - Об уроках русско-японской войны. - В Главном Управлении Генерального штаба. - На полях сражений Первой мировой войны. - Председатель Военно-исторической комиссии. - «Самый выдающийся профессор» Академии РККА. - Научные труды. V Травля в Комакадемии и первый арест. - Комдив. - Второй арест и расстрел. - Реабилитация. - Примечания. Приложение № 1. Послужной список А.Свечина.- Приложение № 2. Тезисы к занятиям по стратегии.- Приложение № 3. Следственное дело А.Свечина. Автор-составитель А.Кавтарадзе.


ПРЕДИСЛОВИЕ


А. Свечин Александр Андреевич Свечин — человек уникальной судьбы, блистательный офицер службы Генерального штаба русской армии, с честью прошедший через несколько войн, военный писатель, профессор, вдохновитель и участник дискуссий о судьбах военного искусства и военного дела в Российской Империи и Советском Союзе. Дважды он был репрессирован — в начале 30-х гг. и в 1938 г. Этот неординарный человек был уничтожен не только физически, истреблялась сама память о нем. Разумеется это прежде всего касалось его книг, которые если и не были уничтожены, становились неприкасаемыми.
Идейное наследие А.Свечина — полтора десятка томов и свыше полутора тысяч статей и рецензий-обзоров — поражает воображение не столько масштабами, сколько злободневностью, оригинальностью, рельефностью и глубиной мысли. К этой выдающейся личности, которой Россия вправе гордиться не менее, чем своими полководцами, в полной мере применимы слова, сказанные когда-то самим Свечиным о генерале Боннале: «Блестящий наставник военного искусства, один из тех выдающихся военных мыслителей, появление которых история отмечает лишь немногим чаще появления выдающихся вождей на поле сражения».
Где-то на полпути между первой и второй мировыми войнами, в 1925-1926 гг., А.Свечин сделал несколько удивительно точных и конкретных предвидений с точки зрения выявления всей панорамы военно-политических событий начального периода следующей мировой войны. Так, например, он четко обозначил неустойчивое положение Чехословакии в Центральной Европе и прямо назвал Польшу первым объектом германского нападения в следующей войне, отметив, что Польше будет обеспечено в будущей войне «первенство по отношению к германскому удару». Наряду с такими удивительно верными «точечными» предвидениями Свечин смог дать и общую картину будущей войны, того, чем она обернется для нашей страны, как она может развиваться и что из этого следует для обеспечения обороноспособности Отечества.
А.Свечин постоянно подчеркивал, что будущая война для Советского Союза будет делом тяжелым, она, скорее всего, примет затяжной характер, потребует поэтапной мобилизации огромных ресурсов, напряжения сил всего народа. Он предостерегал от упования на быстрые успехи, на реализацию идей так называемой «стратегии сокрушения», которая позволила бы решить судьбу войны Советского Союза с его главными капиталистическими противниками блестящей серией наступательных операций в короткие сроки. Свечин предложил руководствоваться не стратегией сокрушения, а «стратегией измора»: серьезно и всесторонне готовиться к предстоящей борьбе во всех отношениях, укреплять экономику (тыл), предусмотреть возможность отступления, полагаться первоначально на стратегическую оборону и, только измотав более сильного противника, переходить в победоносное наступление. Ход и исход Великой Отечественной войны 1941-45 гг. подтвердили правоту взглядов Свечина: она приняла затяжной характер, потребовала мобилизации всех ресурсов и напряжения всех сил. Но игнорирование выводов Свечина стоило жизни многим миллионам советских людей.
Важно то, что предвидения Свечина сделаны на основе глубокого понимания сложившейся конфигурации политических отношений в Европе после первой мировой войны, в контексте многовековой истории Европы, которую он глубоко изучил, работая в частности над своими трудами «История военного искусства» и «Эволюция военного искусства», опираясь на анализ глубоких исторических тенденций, развития международных отношений в масштабах пяти-семи столетий, обращая внимание на социально-политические и промышленно-экономические возможности сторон.
Война, которую предвидел Свечин, предъявляет высокие требования к экономике обороны и безопасности государства. В этой связи Свечин обращал внимание на необходимость специального высококвалифицированного органа, который он называл «экономическим генеральным штабом», отражающего «современное расширенное представление о руководстве войной». Чрезвычайно актуально звучат сегодня и слова Свечина о военном бюджете, который должен являться «средством не только для подготовки могущественной армии, но и для понижения издержек будущей войны», поскольку все мероприятия в военное время обходятся значительно дороже, нежели заблаговременно осуществленные.
Сегодня интересы национальной безопасности требуют возрождения военной мысли России, развития лучших черт национального военного искусства страны. Интеллектуальное и идейное наследие Свечина, настоящего российского патриота, занимает здесь едва ли не центральное место.
Настало время главной реабилитации Свечина — идейной. Требуется масштабная работа над творческим наследием выдающегося военного мыслителя XX века — нашего соотечественника. Следует приступить к подготовке биографии и полного собрания сочинений Свечина. Словом, необходимо в полном объеме показать Воина и Мыслителя, так много сделавшего для своего Отечества и остающегося до сих пор в забвении.
Учение Свечина — руководство к действию, которое может быть востребовано и сегодня, 60 лет спустя со дня его трагической гибели. Значимость «Стратегии» и других произведений делает их достоянием классической военной мысли, одной из важнейших методологических основ нашей военной политики. В них по-прежнему можно найти разгадки многих тайн современного искусства побеждать, увидеть ориентиры военного строительства на годы вперед.
Неустаревающе-жизненная идейная школа А.Свечина находит сегодня все больше сторонников. Уверен, что ряды их значительно приумножатся благодаря выходу в свет столь содержательного и нужного выпуска «Российского военного сборника».

А.А.Кокошин
   

ВВЕДЕНИЕ


ВРЕМЯ ИДЕЙ А.СВЕЧИНА


В следующей войне Советской России, может быть, придется встретиться с еще более серьезными противниками, и нужно, чтобы эта война с первых же дней носила характер организованного взрыва всех накопленных сил, максимального напряжения, максимального выхода полезной работы при наибольшей экономии <...> Мыслитель, намечающий основные линии подготовки к будущей войне, должен стать прежде всего на точку системы Тейлора, а она, прежде всего, исключает всякую импровизацию и требует продуманного до конца плана. Таким органом, который бы координировал все детали устройства вооруженной силы и подготовки к войне с намеченным планом, в европейских армиях был большой генеральный штаб, с независимым начальником генерального штаба. На строительстве этого основного органа <...> и должно быть сконцентрировано теперь главное внимание. И, прежде всего, импровизация и хищничество должны быть заменены широким, охватывающим планом и последовательной, методической подготовкой, имеющими в виду и десятки лет мирного, систематического труда по устройству вооруженной силы, и невозможность распоясаться хотя бы на минуту.
Эти слова принадлежат выдающемуся русскому офицеру-мыслителю Александру Андреевичу Свечину, одному из идейных авторитетов армии, воплощавшему ее дух, ум и интеллект.
Нам, в России, явно не хватало вождей, способных умело действовать в кризисных ситуациях, предвидеть будущие угрозы и заблаговременно готовить страну и вооруженные силы к их отражению. Достойные люди чаще всего не допускались к политике, изгонялись из военного дела, убирались из практики в «науку», отправлялись в изгнание или просто уничтожались. Отсюда — говоря словами Свечина,— «пустота поля сражения, поля действия, поля мысли». Еще в 1910 г. он замечал: «Начало Габэ (управление миной по беспроволочному телеграфу. — А.С.) незримо витает всюду, где вместо вождей выдвигаются безвольные, оглядывающиеся назад пешки, где нет ответственности, где царствует бумага... Это безголовье — идея Габэ. Нам нужен Габэ наоборот; на фоне нашего безлюдья во всех отраслях жизни нам нужно выдвинуть живых людей, живых, упрямых своенравных вождей <...> Нам нужны вожди всюду: в Генеральном штабе, в войсках и технике, на суше, на море и на воздухе»1.
Потрясающая сила духа, необычайная глубина стратегического мышления и постоянно востребываемые идеи определили историческую роль Свечина: жить в душе российской армии, быть ее идейным вождем, оставаться чрезвычайно актуальным, современ ным и навечно «одним из лучших офицеров Генерального штаба»2 (А. Колчак).
Свечинские идеи начали пробивать себе дорогу сразу же после его трагической гибели в 1938 году. Произошел окончательный переход от территориально-милиционной системы к кадровой постоянной армии. Была наконец признана вероятность большой затяжной войны. Стало уделяться внимание стратегической обороне. Уже в 1940 году в «Красной звезде», совершенно в свечинском духе, были опубликованы две примечательные передовые статьи. Смысл их заключался в том, что без знания военной истории, жизни иностранных армий, без изучения опыта прошедших и современных войн нельзя постигнуть военное искусство, разгадать эволюцию будущих сражений, подготовить полноценных командиров крупных общевойсковых соединений3. Отмечалось, что отсталых бьют, что следует использовать силу современной обороны и постоянно обеспечивать взаимодействие всех родов войск4 и т.д. Сложная предвоенная обстановка вынудила обратиться к идеям, которые всю жизнь отстаивал Свечин.
Репрессии 1937-38 годов заставили осознать: только думающая армия, обладающая образованным офицерским корпусом и настоящим Генеральным штабом, способна возродить военное искусство, стать действенной силой, добиться победы, надежно обеспечить защиту Отечества. Пока в РККА были и творили военные специалисты (бывшие офицеры русской армии), она считалась лучшей в Европе. «Что там ни говори, — отмечали В.Рапопорт и Ю.Геллер (Ю.Алексеев), — но вопреки всем препонам и трудностям — объективным и сконструированным сталинским руководством — РККА середины тридцатых годов была великолепная, первоклассная армия. Лучшая в отечественной истории. На ту пору самая передовая армия Европы и, безусловно, самая думающая. Богатая талантливыми людьми, искавшая и впитывавшая все лучшее, что было в народе <...> Этой армии любой враг был по силам. Невозможно представить, чтобы РККА отдала Гитлеру половину страны»5.
Уничтожение таких деятельных патриотов и офицеров российского государства, как Свечин, — на которых следует равняться — это действительно измена Родине. Репрессировав высший командный состав накануне мировой войны, сталинский режим убил дух, традиции, культуру и творческую мысль в армии. Судьба Свечина напоминает о том, что это преступление никогда не должно быть забыто, что требуется помнить об особой роли офицерства в укрепления обороноспособности страны, что российскому государству необходимо проводить ответственную, нравственную военную политику. Свечин, претерпевший до конца за правду и за преданность военному искусству, останется вечным укором обществу, допустившему расправу над цветом офицерства, которым всегда держалась Россия.
Образ Свечина — думающего и действующего в непростой обстановке Первой мировой войны — уже увековечен в исторической эпопее А.Солженицына «Красное колесо». Полковник Воротынцев (главный герой) и его «alter ego» генерал-майор Свечин предстают в ней настоящими русскими офицерами: государственно мыслящими, знающими военное дело, обладающими рыцарскими качествами и стремящимися «действовать для спасения России». Таким бы власть... и русская кровь не лилась бы потоком, и русская армия победоносно окончила бы всемирную войну, и Россию бы они «вытащили», и революцию не допустили.
Воротынцев («стратег» и мятежник в душе):
— Все так, Андреич. Но я говорю тебе: в разорении — дела обще-государственные. И потому требуется от нас нечто большее, чем простая служба в Ставке.
Свечин («башибузук», «Сумасшедший мулла»):
— Разваливают, скотины, военную власть во время войны во имя якобы победы <...> Егорий, Егорий! Сколько раз я тебе говорил: чтобы делать историю — не надо взбрыкивать, не надо из упряжки выбиваться. Норов у тебя несчастный. А где поставлен — там и тяни. И так идет история.
В ходе Великой Отечественной войны 1941-45 гг. и после нее осознали, что Свечин во многих отношениях был прав. Война действительно приняла тотальный, затяжной характер. Потребовались, как он и считал, перманентная мобилизация и напряжение всех сил, чтобы выдержать и победить. Важнейшим способом войны стала стратегическая оборона на собственной территории, изматывающая противника в ряде операций и подготавливающая условия для контрударов и последующего стратегического наступления. Подтвердилась целесообразность предложения Свечина о размещении основных объектов военной промышленности на востоке СССР.
Несмотря на то что война развивалась по сценарию, предсказанному Свечиным, после падения сталинского режима в первую очередь реабилитировали М.Тухачевского — «демона гражданской войны», инициатора травли Свечина, а также его самоубийственную для России стратегию сокрушения (а заодно и «теорию глубокой операции», которая перед войной была объявлена «вредительской»). Именно эти установки вновь возродились в военной стратегии СССР 50-70-х годов, невзирая на появление ядерного оружия. Внимание же к личности Свечина и его взглядам было привлечено лишь значительно позже в статьях А.Агеева, Ю.Геллера, А.Хорева, В.Ларионова, В.Лобова, А.Анфиногенова, В.Иминова и других почитателей таланта выдающегося русского мыслителя.
Подлинный ренессанс идей Свечина как стратегического мыслителя произошел в 80-90-х годы. В связи с новым политическим мышлением и общим ослаблением СССР, а затем и России, вновь приобрела актуальность свечинская стратегия «измора», которая соответствовала оборонительному характеру военной доктрины и требовала осмысленных действий, предвидения, экономного, рационального и максимально эффективного использования военного инструментария политики в кризисных ситуациях. Осмысление взглядов Свечина в контексте новых реалий политики безопасности 80-х—90-х годов нашло отражение в ряде статей Андрея Афанасьевича Кокошина8.
В послевоенные годы наследие Свечина пользовалось вниманием во Франции, США, ФРГ, Швеции. Для западных исследователей «русский Клаузевиц» был интересен злободневностью своего стратегического мышления, серьезным изучением эволюции ис кусства о войне9.
Сегодня усилиями генерал-майора запаса Игната Семеновича Даниленко в Военной академии Генерального штаба в серии «Антология отечественной военной мысли» переизданы «Стратегия», «Эволюция военного искусства» и другие крупные работы Свечина, подготовлены к публикации его неизданные работы: «Будущая война и наши военные задачи», «Японская армия в прошлом и будущем». Академия военных наук и Группа Военно-страховой компании учредили премии имени А.В.Суворова и имени А.А.Свечина. Российскими военными учеными Свечин был включен в список ста наиболее выдающихся военных деятелей всемирной истории10.   
В апреле 1998 года «Независимое военное обозрение» и «Российский военный сборник» выступили с инициативой проведения акции в память А.Свечина, предложив заинтересованным государственным, военным и общественным организациям конкретную программу действий («НВО» № 15, 1998 г.), которую предстоит еще выполнить.
Настало время предметного показа «заветных мыслей» и уникальной личности Александра Андреевича Свечина — неутомимого поборника военного искусства, выдающегося офицера русского Ге» нерального штаба, настоящего патриота российского государства. При этом будем иметь в виду, что чем труднее обстановка и слож* we задачи, тем настоятельнее потребность в высшем военном искусстве.
— Чем пересеченнее и неизведаннее местность, тем более простора для высшего проявления тактического искусства — для художественной выработки соответствующего обстановке специального решения <...> Поэтому в горной войне скорее, чем при других условиях, могут выработаться хорошие генералы <...> Войскам, которым в мирное время не будет в горах мест недоступных, в военное — не будет мест неприступных11.
— Целеустремленность, сосредоточение всех усилий на реальной очередной задаче, отсутствие отвлечения внимания на побочные дела, на мелочи, на страховку от воображаемых, сегодня еще не реальных опасностей составляет существо высокого проявления военного искусства12.
Сохраним верность этим и другим заветам, представленным на страницах данного Сборника, и за русское военное дело, за государство российское станет на душе, наконец, спокойнее...
Создавая нашу новую профессиональную армию, будем достойны памяти выдающегося офицера Русского Генерального штаба!
В настоящем выпуске публикуются, в основном, журнальные и газетные статьи Свечина, мало известные современному читателю. Из капитальных его работ (книг) приводятся только отдельные фрагменты (мысли), имеющие существенное значение для формирования целостного представления об идейном наследии выдающегося русского военного мыслителя.
Редакция «Российского военного сборника» выражает особую признательность полковнику запаса, кандидату военных наук Александру Георгиевичу Кавтарадзе за консультации и предметную работу над данным выпуском.


ПРИМЕЧАНИЯ

1. Свечин А. Начало Габэ и воздушный флот // Русский Инвалид . - 1910. - № 67 .- 27 марта.
2. Архив русской революции, издаваемый И.В. Гессеном. Т.Х. - Берлин, 1923. - С.204.
3. Глубоко изучать военную историю //Красная звезда. - 1940.- 7 июня.
4. Изучать опыт современных войн // Красная звезда. - 1940. - 4 июня.
5. Рапопорт В.Н., Геллер Ю.А.(А.Алексеев). Измена Родине. - М.: РИК «Стрелец», 1995.- С.200-201, 203.
6. Солженицын А. Красное колесо: Повествование в отмеренных сроках в 4 узлах. - Узел II: Октябрь шестнадцатого. Т.4. - М.: Воениздат, 1993. -С.29, 451,453.
7. См.: Агеев А. Военный теоретик и военный историк А.А.Свечин (К 100-летию со дня рождения) // Военно-исторический журнал - 1978. - № 8. - С. 126-127; Геллер Ю. Предчувствие // Родина. - 1991. - № 6-7. - С. 10-11; Хорев А. Возвращение Свечина // Красная звезда. - 1992.- 5 декабря; Хо-рев А. Комдив Свечин // Армия. - 1993. - № 7. - С.52-56; Ларионов В. Злоключения «русского Клаузевица» // США: экономика, политика, идеология. - 1992. - № 8. - С.68-76; Анфиногенов А. Маршальские звезды перед грозой // Россия. - 1997.- № П.- С.74-79; Иминов В. Военно-теоретическое наследие профессора А.А.Свечина / Антология отечественной военной мысли. Книга 5. Свечин А.А. Стратегия; Стратегия XX века на первом этапе.- М.: ВАГШ, 1995. - С.6-24 и другие.
8. См.: Кокошин А. А.А.Свечин. О войне и политике // Международная жизнь. - 1988. - № 10. - С. 133-142; Кокошин А., Лобов В. Предвидение (Генерал Свечин об эволюции военного искусства) // Знамя. - 1990. - № 2. - С. 170-182; Кокошин А. О предмете военной доктрины. Дебаты 1920-х «О единой военной доктрине» и их некоторые уроки // Путь к современной армии. Сборник «Военная реформа». Выпуск 2. - М., 1998. - С.53-68; Кокошин А. Военно-политическое предвидение. Революция в военном деле связана с возрастанием роли информационной борьбы // Независимое военное обозрение. - 1998. - № 17.- 8-14 мая.
9. См., например: Jacob W.Kipp. General-Major A.A.Cvechin and Modern Warfare: Military History and Military Theory / Svechin A. Strategy. Edited by Kent D.Lee.- East View Publications, Minneapolis, Minnesota, 1992. - P. 23-56; Olaf Rose / Hans-Ulrich Seidt. (Hrsg). Alexander Swetschin. Clause-witz. - Bonn: Dummlersverlag, 1997. - S.7-74.
10. См.: Независимое военное обозрение. - 1997. - № 47.
11. Война в горах. Тактическое исследование по опыту русско-японской войны. Со многими примерами из последней кампании. Александра Свечина, Генерального штаба капитана. - СПб.: Издал В.Березовский, Комиссионер Военно-учебных заведений, 1906. - C.V-V1.
12. Свечин А. Военное искусство в будущей войне // Правда. - 1927. №97. - 1 мая.

А.Савинкин

ПИСЬМО А.И.СОЛЖЕНИЦЫНА ДИРЕКТОРУ ИЗДАТЕЛЬСТВА «РУССКИЙ ПУТЬ» В.А.МОСКВИНУ

МОСКВА, 11.10.98.

Дорогой Виктор Александрович!

Я с восхищением познакомился с присланным от «Российского военного сборника» макетом книги «Постижение военного искусства. Идейное наследие А.А.Свечина».

Передайте мою глубокую благодарность Александру Евгеньевичу Савинкину, Андрею Афанасьевичу Кокошину и другим составителям этого превосходного сборника. Я думаю, и долг и честь «Русского Пути» — эту книгу издать.

Выражу только сомнение в объеме сборника. Думаю, правильней было бы, для удобочитаемости, из нынешнего состава изъять несколько статей, страниц на 100-120 (имея в виду еще и другую потом книгу А.А.Свечина).
Нечего и говорить о моих собственных теплых и почтительных чувствах к покойному генералу А.А.Свечину.

Всего Вам доброго, как всегда.
Эта книга — из важнейших, какие сегодня
можно издать.

Ваш А.Солженицын

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ