Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Коковцов В.Н.Обрывки воспоминаний из моего детства и лицейской поры / [сост. М.А.Васильевой, М.В.Ковалева; вступ. слово Д.Хансона; предисл. С.М.Некрасова, А.В.Воронежцева и М.В.Ковалева; подгот. текста М.В.Ковалева, М.А.Васильевой; коммент. М.В.Ковалева].

Коковцов В.Н.Обрывки воспоминаний из моего детства и лицейской поры / [сост. М.А.Васильевой, М.В.Ковалева; вступ. слово Д.Хансона; предисл. С.М.Некрасова, А.В.Воронежцева и М.В.Ковалева; подгот. текста М.В.Ковалева, М.А.Васильевой; коммент. М.В.Ковалева].

Автор(ы): Коковцов В.Н.
Год выпуска 2011
Число страниц: 288
Переплет: твердый
Иллюстрации: вкл. 8 с.
ISBN: 978-5-98854-033-5 (ДРЗ), 978-5-85887-416-4 (РП)
Размер: 218×145×18 мм
Вес: 400 г.
Голосов: 7, Рейтинг: 3.6
378 р.

Описание

Владимир Николаевич Коковцов (1853-1943) — один из крупнейших государственных деятелей России рубежа XIX-XX вв. (министр финансов в 1904-1905, 1906-1914 гг.; председатель Совета министров в 1911-1914 гг.). В 1918 г. он эмигрировал из России и провел оставшуюся жизнь за рубежом, где в 1933 г. опубликовал мемуары о своей деятельности в 1903-1919 гг. В 1992 г. воспоминания были впервые изданы в России. Однако граф почти не коснулся в них предшествующих лет своей жизни. Предлагаемые к публикации воспоминания должны отчасти восполнить это пробел. Эти мемуары, написанные в 1934-1937 гг., так и не были изданы. Их рукопись в составе собрания документов Ассоциации бывших воспитанников Императорского Александровского лицея хранится теперь в Королевском музее армии в Брюсселе. Воспоминания повествуют о детстве и юношеских годах, проведенных в Императорском Александровском лицее.


ИЛЛЮСТРАЦИИ

Иллюстрации из книги Коковцов В.Н. "Обрывки воспоминаний из моего детства и лицейской поры"
Иллюстрации из книги Коковцов В.Н. "Обрывки воспоминаний из моего детства и лицейской поры"
Иллюстрации из книги Коковцов В.Н. "Обрывки воспоминаний из моего детства и лицейской поры"

СОДЕРЖАНИЕ


Доминик Хансон
Вступительное слово

С.М.Некрасов
Последний попечитель

А.В.Воронежцев, М.В.Ковалев
Жизненный путь графа В.Н.Коковцова

ОБРЫВКИ ВОСПОМИНАНИЙ ИЗ МОЕГО ДЕТСТВА И ЛИЦЕЙСКОЙ ПОРЫ

Комментарии

Указатель имен


ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ


Последний попечитель Императорского Александровского лицея граф В.Н.Коковцов был одной из ярчайших фигур лицейского зарубежья.
В 1917 г., ровно через 100 лет после того, как император Александр I в Большом зале Царскосельского лицея вручил свидетельства об его окончании лицеистам первого выпуска, вручение лицейских дипломов состоялось в последний раз.
Сознавая особое значение А.С.Пушкина для русской культуры и желая сохранить Лицей как учебное заведение, группа лицейских профессоров предложила в октябре 1917 г. создать на основе уже прекратившего свое существование Императорского Александровского лицея построенную на новых началах «Гимназию имени А.С. Пушкина». В кратчайшие сроки был разработан Устав новой гимназии, которая в соответствии с социальнополитическими изменениями, произошедшими в стране, носила внесословный характер. Удалось даже получить специальный документ от наркома просвещения А.В.Луначарского, подтверждавший гарантии неприкосновенности главного здания Лицея. Но новое учебное заведение просуществовало лишь до апреля 1918 г.
Выпускники Императорского лицея 1917 г. категорически отвергали возможность какоголибо преобразования. Во время традиционной церемонии прощания с младшими товарищами один из них заявил: «Лицея больше нет. Все толки о превращении Лицея в какуюто Пушкинскую гимназию оскорбительный для нас вздор. Пусть приспосабливаются другие. Мы предпочитаем не быть. Сейчас мы прощаемся не только с Вами, младшие товарищи, все мы вместе прощаемся с Лицеем».
Императорский лицей с его элитарной системой образования и воспитания, с его глубокими гуманистическими традициями в любом, даже самом измененном виде, был чужд и враждебен новой власти, а потому его судьба была предрешена. К сожалению, была предрешена и судьба самих лицеистов, в абсолютном своем большинстве не принявших революции и советской власти и вынужденных покинуть Россию.
Почти все оставшиеся на родине лицеисты были арестованы в начале 1925 г. по сфабрикованному чекистами «Лицейскому делу». Большинство из них были расстреляны, остальные отправлены на Соловки. Лишь некоторые бывшие выпускники Императорского Александровского лицея чудом избежали репрессий.
Лицеисты, сумевшие эмигрировать, рассеялись по всему свету.
Начиная с 1920 г., главным лицейским центром стал Париж, где было создано Правление Объединения лицеистов за рубежом, председателем которого был назначен граф В.Н.Коковцов, лицеист 32го курса, бывший попечитель Императорского Александровского лицея, министр финансов, затем председатель Совета министров Российской империи. Подобные объединения возникали и в других странах, где поселились бывшие воспитанники Императорского
Александровского лицея (в Бельгии, Германии, Италии и др.).
Правление Объединения ежемесячно собиралось на квартире графа В.Н.Коковцова на авеню Марсо. Здесь обсуждались вопросы текущей жизни объединения, намечались основные задачи на ближайшее будущее. Нередко эти заседания завершались рассказами хозяина дома, одного из старейших лицеистов в русском зарубежье, о временах «лицейской старины».
Первое собрание Объединения состоялось 19 октября 1920 г. Традиционный лицейский обед прошел под председательством графа В.Н.Коковцова. После обеда один из лицейских выпускников, К.П.Гревс, исполнил несколько старинных русских романсов, ему аккомпанировал на гитаре выпускник 24го курса князь А.М.Путятин. Лицеист 36го выпуска П.М. фон Кауфман произнес изысканную речь о Лицее и «лицейском духе», который необходимо сохранить и в условиях эмиграции. Один из самых молодых лицеистов, князь Д.А.Шаховской (впоследствии Иоанн, архиепископ СанФранцисский), прочел стихи, посвященные дню Лицея.
Таким образом, уже с первых лет пребывания лицеистов в эмиграции была продолжена традиция лицейских встреч и поэтическое осмысление лицейских годовщин.
Начинать жизнь заново в чужой стране весьма непросто. Однако графу В.Н.Коковцову удалось адаптироваться и в новых условиях. Он занял весьма значительный пост в Коммерческом банке, жил в верхнем этаже комфортабельного дома на авеню Марсо почти в самом центре Парижа, и именно здесь время от времени собирались члены Объединения лицейских выпускников, которое, по единодушному решению бывших лицеистов, граф Коковцов возглавил в момент его создания в 1920 г. Здесь, во время встреч бывших воспитанников Императорского Александровского лицея, хозяин дома нередко вспоминал о днях минувших, о преданиях лицейской старины, читал фрагменты своих мемуаров. Вскоре двухтомник воспоминаний графа В.Н.Коковцова появился на прилавках книжных магазинов. Русское, французское, английское издания мемуаров пользовались большим успехом. И это не удивительно. Рассказы о его службе в должности председателя Совета министров содержали уникальные сведения, которые мог сообщить лишь участник событий. В 1990е гг. мемуары
В.Н.Коковцова были изданы и в постсоветской России.
Однако лицеисты, собиравшиеся в квартире бывшего премьерминистра, не раз обращали его внимание на то, что воспоминания о Лицее и лицейской жизни могли бы быть не менее интересны. Это побудило графа вновь взяться за перо. В 80 лет он успел написать свои лицейские воспоминания, но не сумел их издать. На юге Франции, в ПеригорНуаре, мы встретились с правнуком Коковцова, Патриком де Флиге. В двух больших чемоданах он хранит реликвии двух лицеистов — своего прадеда В.Н.Коковцова и своего деда Н.Н.Флиге (1876–1959). С его разрешения нами были опубликованы фрагменты мемуаров Коковцова, которым он дал название «Обрывки воспоминаний из моего детства и лицейской поры», в качестве приложения к книге «Куда бы нас ни бросила судьбина…» (М.: Русский путь, 2007). <...>



РЕЦЕНЗИИ


Степанов Ю.Г. 
Рец.: В.Н. Коковцов. Обрывки воспоминаний: из моего детства и лицейской поры


В начале 90-х годов прошлого столетия, в эпоху усиленной ликвидации «белых пятен» отечественной истории, спустя почти шестьдесят лет после первой публикации в Париже [Коковцов, 1933] в постсоветской России были изданы воспоминания министра финансов и председателя Совета министров Владимира Николаевича Коковцова [Коковцов, 1991; 1992], выдающегося государственного деятеля и политика императорской России.

Для современных исследователей мемуары В.Н.Коковцова — настольная книга о последних десятилетиях, агонии и распаде империи Романовых. Воспоминания премьер-министра содержат ценнейшие сведения: о политической борьбе в России первых десятилетий XX в., идеологическом противостоянии интеллигенции и власти, правительства и Думы, о механизме принятия судьбоносных для страны решений, о П.А.Столыпине, Николае II и многом, многом другом. Не случайно, что интерес к личности знаменитого премьер-министра в последние годы только растет. Государственной деятельности и общественно-политическим взглядам Коковцова посвящены статьи [Алексеев, 2007], монографии [Векшина, 2008], диссертационные исследования [Зайцев, 2003].

Однако из этой части мемуаров знаменитого министра финансов мы ничего не узнаем о его детстве, юности, родителях, друзьях-товарищах, обстоятельствах и начале его «хождения во власть» Главное, мы почти ничего не узнаем о том, каким же человеком был В.Н.Коковцов. К счастью, извлеченные из исторического небытия и опубликованные «Обрывки воспоминаний…» Коковцова восполняют эту лакуну, возвращают нам, по блестяще остроумному замечанию А.И.Герцена, «историю в человеке».

Интересны и поучительны обстоятельства написания мемуаров и история их публикации.

Первым фрагмент воспоминаний бывшего царского министра, а после Октября 1917 г. — эмигранта, опубликовал известный петербургский исследователь истории отечественной культуры и общественно-политической мысли XVIII — XIX вв. С.М.Некрасов, один из авторов предисловия в рецензируемом издании [Некрасов, 2007]. Теперь же отечественный читатель, благодаря усилиям российских исследователей и доброй воле генерального директора Королевского музея армии и военной истории Брюсселя Доминика Хансона, может ознакомиться с полным текстом интереснейших воспоминаний В.Н.Коковцова.

Мемуарист уточнял, что «никогда не вел <…> записей не только за лицейские годы, но и во всю мою последующую жизнь» [Коковцов, 2011: 28] и в момент, когда он принял решение писать о годах детства и отрочества, «с окончания Лицея прошло уже 65 лет» [Коковцов, 2011: 28]. Только настойчивые просьбы «старых лицеистов», чувство долга и убеждение, что история последних лет существования Лицея должна «найти свое место в правдивой повести о “земли родной минувшей судьбе”» [Коковцов, 2011: 27] заставили Коковцова взяться за перо и написать свои «Отрывки воспоминаний…».

Как следует из вводной статьи А.В.Воронежцева и М.В.Ковалева, в 1937 г. граф «написал воспоминания о своих детских и юношеских годах» в возрасте 84-х лет и за шесть лет  до смерти [Воронежцев, Ковалев, 2011: 23]. К этому времени великая война уже стояла на пороге Европы. Коковцов, наделенный ясным умом и острой политической интуицией, предчувствовал неизбежность грядущей мировой бойни. Не надеясь опубликовать рукопись мемуаров, он передал ее (наряду со многими другими материалами автобиографического характера) «на хранение в архивное собрание Королевского музея армии и военной истории» г. Брюсселя, куда ранее соратники В.Н.Коковцова уже передали лицейский архив русских эмигрантов. Так «Отрывки воспоминаний…» графа В.Н.Коковцова были сохранены для потомства.

Мемуары четко выстроены хронологически и в противоречии с названием имеют не отрывочный, а вполне законченный характер. Текст воспоминаний охватывает приблизительно двадцать лет: с начала 60-х гг. XIX в. до начала 1880-х гг.

Коковцов, предваряя основной текст мемуаров, несколько раз настойчиво повторяет, что главная тема его «записок» — Лицей. Жизни своей семьи он собирался посвятить лишь «несколько вводных слов» [Коковцов, 2011: 29]. На деле получилось (быть может, вопреки намерениям автора) иначе.

Текст «Отрывков воспоминаний…» можно разделить на три части. Около ста страниц отведено времени от первых осознанных впечатлений в родовом имении Горно-Покровское до зачисления в Александровский лицей в 1866 г. Приблизительно столько же посвящено лицейским годам с 1866 по декабрь 1872 г. Вдвое меньше по объему воспоминания о начале государственной службы в Министерстве юстиции, а затем Главном тюремном управлении МВД.

Воспоминания о годах детства и отрочества, проведенных в Горне, как называет родовое имение Коковцовых мемуарист, исключительно интересная и яркая часть книги. 

По признанию Коковцова, он не сразу решился приступить к воссозданию событий «далекой поры», поскольку не был уверен, что сумеет воскресить угасавшие в сознании образы прошлого почти семидесятилетней давности. Не забудем, что к середине 1930-х гг. бывший премьер-министр разменял девятый десяток лет и его колебания между чувством долга и сомнениями в ресурсах собственной памяти были вполне обоснованы.

И очевидно, совершенно не случайно, что ассоциативным толчком к потоку воспоминаний мемуариста оказались неожиданно легко всплывшие из глубин памяти сцены детства и образы родных людей. Это и стало тем «ключом» к прошлому, по словам самого Коковцова, который позволил ему упорядочить и привести в систему воспоминания о временах детства, юности, отрочества. Разумеется, автор использует обычные для жанра мемуаров хронологические отступления и перебои, что нисколько не снижает общего впечатления о цельности и последовательности изложения им фактов и событий.

Мемуары В.Н.Коковцова — чтение не только для любознательного, но и для вдумчивого читателя. Со страниц его книги перед нами предстает Россия не то чтобы «неизвестная», но часто не вызывающая, так скажем, пристального интереса публики, а порой и специалистов. В «Отрывках воспоминаний…» мы не найдем ни России чеховской, дворянской, угасающей и бессильно рефлексирующей, ни России интеллигентской, бунтующей, ни модного ныне описания «блеска и нищеты» русской аристократии. Зато мы увидим и лучше поймем Россию пореформенных лет, мучительно тяжело вписывающуюся в индустриальную эпоху. Ярким примером обрисовывающегося контура этой новой России и был будущий премьер-министр, пятый из семи детей провинциальной и небогатой дворянской семьи подполковника-инженера Николая Васильевича Коковцова.

Мемуарист очень образно обрисовал «жизнь помещиков, хотя бы и сравнительно крупного масштаба, в <…> удаленных от городов поистине медвежьих углах до периода реформ 60-х годов прошлого века» [Коковцов, 2011: 40], где еще долгие годы после Великих реформ главными культурными событиями оставались освещение храма и завершение строительства винокуренного завода [Коковцов, 2011: 61], а главными «достижениями» были гомеопатия и аллопатия [Коковцов, 2011: 93].

Думается, главное достоинство и ценность рецензируемых мемуаров состоит в тех подробностях, деталях, мелочах, что так тщательно припоминает и воспроизводит автор. Создаваемая им картина разрушает многие стереотипы. Бессмысленно, конечно, пересказывать содержание книги, которую читатель и сам прочтет с большим удовольствием. Поэтому ограничусь несколькими, на мой взгляд, наиболее яркими примерами. Каков, например, известный нам наиболее типичный, обобщенный образ В.Н.Коковцова? Аристократ, эрудит, профессионал высочайшего уровня, один из немногих царских министров, наряду со Столыпиным, вступавший в дискуссии с мэтрами красноречия из партии кадетов. В нашу историческую память он вошел, словно бы родившись с титулом графа, в мундире министра и с Анной на шее. Поэтому с удивлением (некоторой даже оторопью) читаем признание мемуариста: «До 1860 года я могу сказать, что меня не учили ничему <…> Никаких детских книг и букварей у нас не было, и я не знаю, были ли они вообще и в других более зажиточных семьях, живших по деревням. Моим учебником была газета “Северная почта”, приходившая 2 раза с почтовой станции <…>» [Коковцов, 2011: 37].

Для воспоминаний Коковцова характерно тщательно и с любовью прорисованное, зафиксированное в мелочах и деталях начало большого жизненного пути на фоне бытия огромной империи. Это касается всего текста воспоминаний. В.Н. Коковцов напрасно опасался, что его может подвести память. Очень подробно описаны в «Отрывках воспоминаний…» годы учебы и начальный этап службы, приведены яркие портреты преподавателей, сослуживцев и особенно однокашников будущего министра по Лицею. Очень трогательны воспроизведенные Коковцовым сцены товарищества, взаимоподдержки и взаимопомощи лицеистов. Кроме всего прочего, мемуары В.Н.Коковцова опровергают и устоявшийся стереотип о корпоративной замкнутости и корысти русской элиты, убеждение, что в дореволюционной России путь наверх был открыт лишь для избранных, обладающих связями и знатной «породой». Мемуарист этого явления в русской жизни не отрицает, однако сам феномен Коковцова ясно доказывает, что существовали иные жизненные сценарии. Благодаря впитанным с детских лет трудолюбию, собранности, ясному пониманию путей к достижению цели, силе духа, он, не имея средств и серьезных связей в верхах, поступил из гимназии в Лицей, получил приглашение в университет, а затем и на государственную службу. В этом отношении судьба В.Н.Коковцова — это русский вариант того, что сейчас принято называть self-made-man (человек, сделавший себя сам).

«Отрывки воспоминаний…» написаны прекрасным русским языком. Подкупает и тональность мемуаров. В них нет и тени назидательности, обиды и злости изгнанника, но бьется горячая любовь к России. Коковцов с высоты прожитых лет и обретенного горького опыта никого ничему не учит. Более того, убежден, что «настоящей пользы от моих набросков произойти не может» [Коковцов, 2011: 27]. С этим утверждением автора мемуаров вряд ли можно согласиться. В последней книге графа В.Н.Коковцова нам отчетливо показан путь созидания и строительства новой России трудом, упорством воли, исполнением долга. Путь, пресеченный, по словам автора мемуаров «катастрофой 1917 г.». Этот жизненный опыт должен быть востребован в современной России.

В заключение стоит отметить высокопрофессиональную работу специалистов, подготовивших издание рукописи по всем правил археографии, а книги с соблюдением всех норм библиографии. Текст мемуаров предваряют обстоятельные предисловия, а завершают лаконичные, но информативные комментарии и именной указатель. Украшают воспоминания и небольшие по объему, но качественные иллюстрации. Наконец, особую признательность следует выразить генеральному директору Королевского музея армии и военной истории Брюсселя Доминику Хансону, без помощи которого публикация замечательных воспоминаний В.Н.Коковцова не могла бы осуществиться.

Остается надеяться, что «Обрывки воспоминаний: из моего детства и лицейской поры» Коковцова прочно и надолго вошли в научный обиход специалистов и круг чтения всех интересующихся историей Отечества.