Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Акция
Кудрявцев В.Б. Периодические и непериодические коллективные издания русского зарубежья (1918–1941): Журналистика. Литература. Искусство. Гуманитарные науки. Педагогика. Религия. Военная и казачья печать: Опыт расширенного справочника: в 2 ч./ Ч.1.

Кудрявцев В.Б. Периодические и непериодические коллективные издания русского зарубежья (1918–1941): Журналистика. Литература. Искусство. Гуманитарные науки. Педагогика. Религия. Военная и казачья печать: Опыт расширенного справочника: в 2 ч./ Ч.1.

Автор(ы): Кудрявцев В.Б.
Издательство: Русский путь
Год выпуска 2011
Число страниц: 936
Переплет: твердый
Иллюстрации: нет
ISBN: 978-5-85887-381-5
Размер: 293×218×42 мм
Вес: 2010 г.
Оценить (Нет голосов)
660 р.
840 р.
Скидка
180 р.
Оставить отзыв

Описание

Справочник преследует актуальную цель: дать обновленную и по возможности расширенную информацию об основном массиве периодических и непериодических коллективных изданий русского зарубежья 1918–1941 гг. Основу пособия составили сведения об изданиях, имеющихся в собраниях специализированных или базовых российских книгохранилищ (РГБ, РНБ, НБ ГАРФ, Библиотека РАН, РГАЛИ, ГПИБ, ДРЗ, ГОПБ, ИНИОН, Библиотека ИРЛИ, Дом-музей Марины Цветаевой, ВГБИЛ и др.). Подготовительные работы были ориентированы, прежде всего, на визуальное освидетельствование изданий. Первая часть справочника включает 2693 словарные позиции, которые в том или ином объеме содержат информацию об изданиях, легших в основу предварительного словника. Впервые в отечественной практике описание экстериорики предпринято по расширенной схеме: библиографическая часть, вступительные или программные материалы издания, перечень авторов публикаций, каталоги библиотек (место хранения издания), указатели содержания, литература, архивы (наполненность словарных справок зависит от объема исходной информации). В рамках заявленной темы справочник также включает сведения о многих зарубежных русских книгах, журналах, газетах межвоенного времени из числа тех, которые отсутствуют в фондах отечественных библиотек.
Издание предназначено для самого широкого круга специалистов: библиографов, историков русского зарубежья, филологов, историков религии, военных историков, историков казачества, книговедов, журналистов, востоковедов, историков права, педагогов, архивистов, искусствоведов, кино- и театроведов, библиотечных работников, антикваров, прочих. Диапазон пользователей этого пособия также чрезвычайно широк: от научных работников до студенческой аудитории, от серьезных знатоков русского зарубежья до любителей отечественной истории.



СОДЕРЖАНИЕ


Предисловие

Сокращения и аббревиатуры

Условные обозначения источников

Периодические, сериальные и однодневные издания, сборники, альманахи, антологии, хрестоматии, песенники, альбомы, каталоги, собрания материалов и документов, совместные монографии, сборники научных трудов русского зарубежья (1918–1941)

А–Я
A–Z

Приложение
Сборники эмигрантских материалов, вышедшие в советской России (1920–1930-е гг.)


ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ


Эта книга не является сводным каталогом изданий или библиографическим указателем (хотя признаки таковых закономерно просматриваются в ее структуре и содержании). Она была задумана прежде всего как справочник, который преследовал бы актуальную цель: дать обновленную и по возможности расширенную информацию об основном массиве периодических и непериодических коллективных изданий довоенного русского зарубежья. Ставились и сопутствующие задачи. Первая из них — наметить в общем потоке словарных справок промежуточные реестры означенных изданий: а) имеющихся в библиотечных собраниях России и б) отсутствующих на сегодня в отечественных книгохранилищах. Другой сопутствующей задачей было попытаться очертить поименный круг довоенных авторов, редакторов, издателей зарубежных русскоязычных газет, журналов, сборников, альманахов и т.д. Базовой предпосылкой для настоящего исследования послужили тематические указатели и печатные библиотечные каталоги предшествующих десятилетий (см. в ч. II справочника приложение Общая библиография). Тем не менее в целом исследование было ориентировано, когда это оказывалось возможным, прежде всего на визуальное освидетельствование изданий, что в итоге способствовало существенному уточнению и расширению сведений, легших в основу большинства словарных справок. Освидетельствование de visu помогло также выявить немалое количество ошибок, лакун и недостоверных сведений в прежних справочных пособиях.
Исторически сложилось так, что те из довоенных эмигрантских изданий, которые в разное время и разными путями попали в подцензурную советскую Россию или поступили в отечественные библиотечные фонды за два последние десятилетия в качестве зарубежных даров, почти все сосредоточены в крупных московских и петербургских библиотеках и архивах. Просмотренные нами соответствующие печатные каталоги региональных библиотек подтверждают это: лишь очень немногие из эмигрантских коллективных изданий, зафиксированных в региональных каталогах, отсутствуют в столичных библиотеках. Основу настоящего справочника составили сведения об изданиях, наличествующих в собраниях таких специализированных или базовых книгохранилищ, как Российская государственная библиотека, Российская национальная библиотека, Научная библиотека Государственного архива Российской Федерации, Библиотека Российской академии наук, Библиотека Российского государственного архива литературы и искусства, Государственная публичная историческая библиотека, Библиотека Дома русского зарубежья им. Александра Солженицына, Государственная общественная публичная библиотека, Библиотека Института научной информации по общественным наукам, Библиотека Института русской литературы (Пушкинский Дом), Библиотека-архив Дома-музея Марины Цветаевой, Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, Мемориальная библиотека князя Г.В.Голицына, ряд других. Нельзя не отметить, что некоторые газеты, журналы, книги были освидетельствованы по уникальным экземплярам из Собрания Л.А.Зандера и Собрания А.В.Савина (Библиотека РАН), Коллекции Музея русской культуры г. Сан-Франциско (НБ ГАРФ), Коллекции В.А.Слободчикова (РГБ), Коллекции А.П.Буд­берга (ДРЗ), Коллекции Я.М.Лисового (ГПИБ), Личной библиотеки П.М.Бицилли (РО ИРЛИ), прочих. Нами учитывались по мере необходимости и сведения об эмигрантских коллективных изданиях, зарегистрированных в тематических печатных каталогах региональных библиотек и архивов (к сожалению, подобные указатели единичны, в основном это дальневосточные каталоги). Помимо общепризнанных тематических указателей и библиотечных каталогов (печатных, карточных, электронных), источниками информации послужили также книготорговые каталоги заграничных русских издательств, малоизвестные библиографические списки, сетевые версии новейших библиографий и т.п.
Как явствует из заглавия, справочник посвящен периодическим и непериодическим коллективным изданиям межвоенного русского зарубежья. Под таковыми здесь подразумеваются: а) издания послереволюционной эмиграции, включая русскоязычные эмигрантские издания национальностей бывшей Российской Империи; б) издания укорененного русского меньшинства в лимитрофах; в) русские советские издания за границей; г) русские номера/выпуски иностранной периодики, равно русские переводы иностранных коллективных изданий, а также двуязычные (многоязычные) издания, включающие русские тексты; д) иноязычные издания собственно русского зарубежья (в отдельных случаях и зарубежные журналы или сборники, в составе которых преобладали переводные тексты русских авторов). Таким образом, наша книга является попыткой развернуть в рамках заявленной темы панораму печатных изданий «большой» русскоязычной диаспоры. Нельзя при этом не отметить, что общая датировка в заглавии справочника отчасти условна: для ряда географических регионов русского рассеяния существовали собственные вехи становления и угасания такого стержневого явления, как «первая волна» эмиграции, не говоря уже о русском укорененном меньшинстве в лимитрофах. В предлагаемом исследовании за точки единых хронологических границ взяты 1918 г. (начало послеоктябрьского исхода) и 1941 г. (исторический водораздел между «первой волной» и зарождавшимися напластованиями «второй волны» эмиграции).
Тематическое наполнение справочника отражено в подзаголовке, свидетельствующем о гуманитарной направленности пособия: Журналистика. Литература. Искусство. Гуманитарные науки. Педагогика. Религия. Военная и казачья печать. Включение в словарный корпус сведений о военной и казачьей повременной печати обусловлено не только ее весомой количественной долей в эмигрантской периодике, но и ее устойчивыми связями с политической и общественной жизнью русского зарубежья. Упомянем, что за пределами нашего исследования остались издания «непрофильных» тематических сегментов: Сельское хозяйство. Промышленность. Транспорт. Техника. Естественные науки. Медицина. Торговля. Спорт, хотя подобные темы отчасти и затрагиваются на страницах представленных в справочнике изданий (промышленность и торговля — в экономических журналах; естественные науки — в сериальных трудах многоотраслевых научных организаций; техника — в военной периодике; и т.п.).
По своему типу каждое издание, сведения о котором внесены в настоящее пособие, принадлежит к одному из традиционных печатных форматов: газета, газета-сборник, журнал, журнал-газета (газета-журнал), листок, бюллетень, сборник, альманах, антология, хрестоматия, песенник, альбом, альбом-сборник, каталог, собрание материалов или документов, прочее. Справочник содержит также сведения о небольшой группе книг, которая примыкает к вышеперечисленным: это коллективные сочинения и совместные монографии. Наличие на титульном листе произведения нескольких авторских фамилий (прямое авторство) или же совместного псевдонима указывает на принадлежность издания к разряду коллективных. С другой стороны, в настоящем пособии встречаются справки о единичных изданиях, которые значатся периодическими или коллективными, но являются в своей основе авторскими (к примеру, литературно-политический альманах «Трибуна» под редакцией А.М.Горовцева или журнал «Дневник контр­революционера», редактор-издатель Д.С.Пасманик). Вместе с тем из родственных печатных форматов в справочнике не учитываются календари всех разновидностей, за редким исключением, когда тот или иной календарь выступал фактически в роли некоего сборника или даже негласного печатного органа общественной группы (скажем, пражский Всеславянский календарь «Пламя» или рижский Крестьянский настольный календарь на 1928 год). На наш взгляд, библиографирование календарей требует специальных подходов, классификации и учета по причине не только их видового «полиморфизма», но и несомненной обособленности в потоке печатной продукции.

Структура справочника. Книга состоит из двух частей (полутомов). Вышедшая ныне Часть I представляет собою корпус справочных материалов по означенным изданиям межвоенного русскоязычного зарубежья. Это 2693 словарные позиции, которые в том или ином объеме содержат информацию об изданиях, легших в основу предварительного словника. Часть II увидит свет несколько позже; ее открывает дополнительный ряд словарных справок (свыше 400). Включая в себя также Аннотированный сводный перечень упоминаемых представителей довоенного русского зарубежья (около 7300 лиц), Общую библиографию (более 1000 позиций) и шесть указателей, эта часть явится источником обширной вспомогательной информации и одновременно обстоятельным путеводителем по всему справочнику.
<...>


РЕЦЕНЗИИ


Валерий Иванов, Мария Пупшева
Cовременный подвиг библиографа

Журнал «Москва» №2, 2013 г.

Никогда не говори «никогда» — такова первая мысль при взгляде на книгу Владимира Борисовича Кудрявцева «Периодические и непериодические коллективные издания русского зарубежья: 1918–1941». Вышла первая ее часть, энциклопедического формата, почти тысячестраничная. Но количество информации — это еще далеко не все. Переоценить духовную значимость и практическую пользу этого издания невозможно. Собрать песчинки, смытые с морского берега, вернуть на дерево опавшие с него листья, из осколков разбитого зеркала заново составить безупречную отражающую гладь — вот с чем следует сравнить проделанную работу и ее результат.
Духовное наследие российской эмиграции рассеяно по пяти континентам. Впрочем, авторские сочинения при современных способах архивной и библиотечной регистрации находимы относительно легко: сделайте запрос на фамилию и более-менее точную дату — электронный каталог предложит все, что есть в фондах одного хранилища, или даст отсылку к другому. А вот коллективные издания — как их искать, если заведомо не знать название сборника, куда могли войти произведения нескольких авторов, или альманаха, или газеты? Или как, например, догадаться, что интересующий вас автор что-то опубликовал в некоем журнале, который притом мог выйти всего в одном номере? Такое случалось очень часто. Чтобы найти все эти издания, одноразовые, или из нескольких номеров, или даже относительно регулярные, надо было полностью (sic!) просмотреть все каталоги главных национальных библиотек разных стран, а также архивных фондов, частных собраний, издательств, книжных магазинов.  Причем не только прочитать печатные или карточные каталоги, но и большинство изданий освидетельствовать de visu, то есть увидеть собственными глазами. Потому что только так можно выявить неизбежные неточности, ошибки, пропуски в их описаниях — вплоть до выявления мифических изданий, библиографических казусов. Например, бывает, что однажды ошибочно описанное издание заносится в каталог наряду с описанным правильно и далее «живет» в нем как реальная книжная или журнальная единица хранения.
Составитель справочника выявил и отметил такие ошибки, создав новый уникальный блок информации. Проявил и другое новаторство: почти для каждой позиции сделал достаточно обширную выписку из содержания (в основном, из вступительной статьи), по которой читатель может получить представление об идейной направленности издания, его стиле, качестве, осведомленности, интеллектуальных амбициях и т.д. Такой прием нигде ранее не применялся, во всяком случае, в изданиях подобного объема и значения. Но благодаря ему справочное издание с огромным запасом информации приобрело одновременно значение антологии.
И произошло еще нечто: как будто воскресли живые голоса навсегда ушедших и, возможно, лучших представителей русской культуры. Те из них, кто успел хотя бы где-то опубликоваться, теперь никогда не будут забыты. Их имена, их слова, их призывы и надежды отысканы, засвидетельствованы и доступны для всех будущих поколений. Можно открыть любую страницу — и услышать прямую речь из прошлого. Например: «Только в изгнании мы поняли, что мы русские, что у нас своя история, свой национальный гений. Русская эмиграция, достигшая 2 000 000 человек, ее трагические переживания, летопись ее страданий, вся глубина ее личных и массовых стремлений представляют собой человеческие документы такой психологической ценности, каких мы не найдем на страницах истории». Это отрывок из редакционной статьи в первом номере русской внепартийной газеты «Огни». Она недолго, всего четыре месяца выходила в 1921 году в Праге, но в числе ее авторов были Г.А.Алексинский, А.В.Амфитеатров, А.М.Аристов, А.А.Ахматова, И.А.Бунин, В.Х.Даватц, А.И.Куприн, Л.Ф.Магеровский, Д.С.Мережковский, Н.М.Минский, Ю.С.Морфесси, Н.А.Тэффи. В справочной статье все они названы, в том числе с местом пребывания (Ахматова – Петроград), с псевдонимами (у тех, кто пользовался), и даже с исправлением ошибок, допущенных самой редакцией «Огней»: например, инициалы Л.Ф.Магеровского в редакционном списке были даны как «Л.В.», но составитель справочника заметил эту неточность и указал на нее. С такой же тщательностью им представлены все, без исключения, словарные позиции.
Издания в эмиграции выходили самые разные. Составитель поставил своей задачей «развернуть в рамках заявленной темы панораму печатных изданий большой русскоязычной диаспоры». Тематическое наполнение справочника отражено в подзаголовке и свидетельствует о гуманитарной направленности пособия: «Журналистика. Литература. Искусство. Гуманитарные науки. Педагогика. Военная и казачья печать». Включение в словарный корпус сведений о военной и казачьей печати объясняется не только ее весомой количественной долей в эмигрантской периодике, но и важной связью с политической и общественной жизнью русского зарубежья. За пределами исследования остались издания «непрофильных» тематических  сегментов. Сельское хозяйство, промышленность, техника, транспорт, естественные науки, медицина, торговля, спорт лишь отчасти затрагиваются на страницах изданий, представленных в справочнике. 
Содержание первой части справочника — 2693 словарные позиции, содержащие информацию об изданиях: название, место и годы выхода, периодичность и количество номеров, с указанием источника (библиотека, архив и т.д.), где издание есть в наличии и по которому оно было описано, указатель имеющихся в издании материалов (если таковой выходил ранее). Во второй части будут размещены около четырехсот дополнительных позиций, по разным причинам не вошедших в первую часть, и дополнительные поисковые структуры. А именно: аннотированный сводный перечень упоминаемых представителей довоенного русского зарубежья (около 7300 лиц), общая библиография (более 1000 позиций) и шесть указателей. Эта часть явится источником обширной вспомогательной информации и одновременно обстоятельным путеводителем по всему справочнику.
Остается только поздравить библиотекарей всего мира (да, никак не меньше) и всю мировую культуру с великолепным вкладом, который невозможно ни умалить, ни обесценить.


А.М. Любомудров,
д-р филол. наук, ведущий научный сотрудник ИРЛИ РАН (Пушкинский Дом).

Выступление на презентации справочника
Пушкинский Дом, 17 октября 2012 г.

 
Александр Блок мечтал о том, чтобы «сущее увековечить… несбывшееся воплотить». Сегодня мы присутствуем при увековечении ― под книжным переплетом ― частицы нашего драгоценного культурного наследия. На наших глазах воплощается казавшаяся несбыточной мечта об исчерпывающем справочнике по периодике и сборникам русской эмиграции первой волны.
Такого рода книга ― поистине «на века». Какие книги на библиотечных полках самые востребованные? Конечно, справочники, словари, энциклопедии. Они, в потрепанных корешках, занимают самое почетное место в читальных залах, к ним обращаются ежедневно тысячи читателей.
Труд, подготовленный Вл.Кудрявцевым, ― из того же ряда. И он займет свое место на той же полке, и к нему будут обращаться как к ценнейшему источнику в ближайшее столетие, а может, и не одно! Часто слышишь: «возьмите второй том Венгерова…», «загляните в Масанова…». Когда-нибудь привычным станет выражение «найдете у Кудрявцева». Наш герой достойно продолжает славную плеяду отечественных библиографов.
Только человек, сам причастный к словарной работе, может понять, какого напряжения стоит создание такого справочника. Это и ежедневные кропотливые выписки, и пробивание бюрократических препятствий, чтобы попасть в архивы и хранилища, получить доступ к источникам, скопировать необходимые страницы. Черные от свинцовой краски ладони исследователя, перелиставшего миллионы газетных страниц, ― вот символ такого труда.
Взяв в руки увесистый, 900-страничный том, лишний раз убеждаешься, как много зависит от личности. Такого рода грандиозные проекты осуществляются, если есть «двигатель», энтузиаст, организатор. Если есть один человек, который возьмется за дело, ― то появятся и помощники, и дело двинется. Если его нет ― то нет и продукта. Уверен, что высокие эпитеты не повредят прирожденной скромности нашего героя, Владимира Борисовича Кудрявцева. Его можно назвать настоящим подвижником, и бескорыстный труд его ― мало кому приметный, но реальный подвиг.
Сам же справочник носит, несомненно, новаторский характер. Он совмещает в себе и реестр изданий в хранилищах России, и их подробное описание, и перечень авторов публикаций. Он существенно расширяет наши представления об эмиграции, открывает новый этап в изучении истории и культуры русского зарубежья. Все-таки до сих пор подавляющее большинство исследований вращалось вокруг двух-трех десятков главных эмигрантских изданий. В данном томе содержится 2693 наименования (описанием еще нескольких сотен изданий откроется и второй том). Все издания, повторяем, не просто названы, но всесторонне охарактеризованы. И безусловно ценнейшая часть ― редакционные статьи и программные материалы, аннотации, где заявлены позиции издателей. Мы теперь можем наглядно видеть, насколько пестр и широк был спектр идейных, эстетических, политических позиций русского зарубежья. Яркие, неординарные, эмоциональные манифесты читать невероятно интересно. Всех их объединяет, пусть и по-разному понимаемое, стремление к благу России, служение русской культуре.
Все колоссальное количество источников скрупулезно проверено, просмотрено, вычитано. Об этом говорит хотя бы немалое число выявленных лакун и ошибок в прежних справочниках, особенно в фамилиях, инициалах ― вплоть до единственной искаженной буквы; на исправление этих ошибок у русистов порой тратилась масса времени. Обнаружены даже кочевавшие из работы в работу названия «мифических», т.е. в реальности никогда не существовавших изданий!
Составитель обрисовал практически полный поименный круг авторов, редакторов, издателей ― в сводном аннотированном перечне упоминаемых эмигрантов (который войдет во второй том справочника) уже сейчас 7300 лиц.
Особого внимания заслуживают подстрочные примечания ― по сути это комментарий, самостоятельный пласт справочных материалов, содержащий ценнейшие сведения, уточнения, дополнения, пояснения.
К справочнику будут обращаться многие и многие ученые, исследователи, он дает мощный импульс к дальнейшему постижению истории русской словесности и журналистики, русского искусства, русской гуманитарной науки за рубежом, русской педагогики, отечественной истории православия, военной печати, казачьей культуры первой половины ХХ века.
…Что можно пожелать автору? Вспомним: нашу библиографию преследовала хроническая беда: сколько словарей и справочников не были доведены до конца, издания прерывались на букве, далекой от конца алфавита. В начале ХХ века одной из причин этого стала разыгравшаяся политическая буря. По многим признакам начало века XXI не сулит нам радужных перспектив и все более и более напоминает развитие событий столетней давности. Почва под ногами колеблется, и нет уверенности, что нам отведены долгие годы спокойной и стабильной работы, что будут регулярно финансироваться и выходить из печати подобного рода академические труды. Судьба словаря русских писателей 1800-1917 годов, растянувшегося на два десятилетия и до сих пор не завершенного, ― тому пример.
Вот почему так хочется поскорее увидеть воплощенным и «второй том Кудрявцева», над которым сейчас работает автор. Ведь включенные в него обширная тематическая библиография, упомянутый выше сводный аннотированный перечень эмигрантов, а также многочисленные указатели ― необходимейшие ключи к тому первому.
Мы знаем, сколь ответственно автор относится к проверке всех сведений, но в то же время чувствуем необходимость чуть-чуть поторопить его с завершением работы. И пожелаем автору бодрости и сил.