Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Трубецкой Н.С. Письма к П.П.Сувчинскому: 1921–1928 / Сост., подгот. текста, вступ. ст. и примеч. К.Б.Ермишиной.

Трубецкой Н.С. Письма к П.П.Сувчинскому: 1921–1928 / Сост., подгот. текста, вступ. ст. и примеч. К.Б.Ермишиной.

Автор(ы): Трубецкой Н.С.
Год выпуска 2008
Число страниц: 384
Переплет: твердый
Иллюстрации: нет
ISBN: 978-5-98854-008-3, 978-5-85887-305-1
Размер: 222х146х20 мм
Вес: 460 г.
Голосов: 5, Рейтинг: 3.28
224 р.

Описание

В издание включены ранее не опубликованные письма Николая Сергеевича Трубецкого (1890–1938) к Петру Петровичу Сувчинскому (1892–1985). В них обсуждались деятельность евразийского движения в 1921–1928 гг., формирование его идеологии, взаимоотношения лидеров евразийства, книгоиздательские планы, взаимодействие с организацией Трест, конспиративная деятельность, отношение евразийцев к известным деятелям русского зарубежья, проблемы современной культуры, религии и др. В приложениях помещены материалы о Кламарском расколе в евразийстве из архива П.Н.Савицкого и список шифров, использовавшихся евразийцами в письмах и документах.
Издание адресовано историкам, культурологам, философам и всем, кто интересуется историей русского зарубежья.

СОДЕРЖАНИЕ


К.Б.Ермишина. Н.С.Трубецкой и его роль в евразийском движении

От составителя

Список аббревиатур в письмах Н.С.Трубецкого

Письма
1921–1928

1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928

Приложение 1
Кламарский раскол в евразийском движении

Приложение 2
Список шифров

Примечания



ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ


Н.С.Трубецкой и его роль в евразийском движении

Николай Сергеевич Трубецкой (1890–1938) является основателем евразийского движения, которое можно считать одним из самых ярких и интересных явлений русской эмиграции 1920-х гг. Он первым высказал те мысли, которые легли в основу евразийства, в своей ранней книге «Европа и человечество» (София, 1920). Другие лидеры евразийства — П.Н.Савицкий, П.П.Сувчинский, Г.В.Флоровский объединились на основе общего мировоззрения, толчком к чему послужила книга Трубецкого. Несмотря на растущий интерес к евразийству, большое количество статей, публикаций и исследований, не все страницы истории движения остались изученными и проясненными. Как ни парадоксально, при обилии публикаций, к настоящему моменту еще не написано подробной истории и даже не составлено хронологии евразийского движения, неизвестны до сих пор важнейшие аспекты его деятельности и не проанализировано содержание всех евразийских идей. Такая ситуация имеет несколько причин: во-первых, состав евразийского движения был неоднородным и текучим; во-вторых, восприятие евразийства современными исследователями очень неоднозначно: одни склонны замечать только внешнюю, идеологическую деятельность движения, другим более интересна внутренняя, нелегально-конспиративная ее часть. Необходимо учесть и то, что евразийство не было цельным и законченным идейным течением, оно постоянно эволюционировало, состав идей обновлялся примерно каждые два-три года.
Для продуктивной работы с комплексом евразийских идей необходимо выявить уровни евразийства, которые современные исследователи зачастую склонны либо смешивать, либо, наоборот, чрезвычайно сильно разводить. Основы идеологии движения были сформулированы еще в ранних изданиях, по которым и судят о евразийстве большинство исследователей. Печатная продукция евразийцев весьма разнообразна: так, например, существуют статьи основоположников, которые до 1924 г., по убеждению многих исследователей, являлись людьми вполне искренними и убежденными, не преследовавшими иных целей, кроме изложения своих историософских, религиозных и культурологических взглядов. Издания этого времени отличаются вполне однородным характером и написаны людьми одного круга, между которыми не существовало принципиальных расхождений, если не считать личных трений между Г.В.Флоровским и остальными лидерами движения.
Начиная с 1925 г., когда к евразийству присоединяется множество людей с самыми разными интересами и убеждениями, положение сильно меняется. Основатели евразийства ставят целью, как это можно узнать из их переписки, разработку идеологии, т.е. комплекса идей, которые бы привлекли в ряды евразийской организации новых членов, составивших бы политически и идеологически ориентированную группу. Одновременно происходят конфликты между основоположниками евразийства, вызванные в основном деятельностью, развернувшейся вокруг проектов, связанных с организацией Трест (основание Военной секции, нелегальные поездки в Советскую Россию, введение шифровки в письмах и т.д.). В евразийских изданиях («Евразийские временники», «Евразийская хроника») появляются статьи евразийцев второй волны, в них евразийская доктрина уже представлена преимущественно как политическая. Соответственно меняется и ориентация евразийских изданий, происходит поворот от культурологии и историософии к политике и экономике. Если статьи из «Евразийских временников» периода до 1924 г. возможно понять и адекватно проанализировать и без привлечения архивного материала, то последующие работы, зачастую написанные уже с целями пропагандистскими (иногда даже с целью несколько эпатировать публику и привлечь к себе внимание), без этого вряд ли могут быть адекватно поняты.
Важную роль в евразийском движении играли личные отношения между основоположниками (Н.С.Трубецкой, П.Н.Савицкий, П.П.Сувчинский), которые вели переписку и обменивались мнениями, часто не обнародуя их перед общественностью и даже среди не столь близких им единомышленников. Петр Петрович Сувчинский (1892–1985) был музыковедом, критиком, ярким общественным деятелем. Являясь одним из основателей евразийского движения, он играл роль организатора, издателя, главного распространителя евразийской литературы. Имея обширный круг знакомств, Сувчинский хорошо умел строить отношения с различными людьми, порой преследуя свои цели, о которых не сразу можно было догадаться даже тому, кто считал его своим близким другом. Так, например, с конца 1926 г. он, не уведомляя об этом остальных евразийцев, устанавливает контакты, а потом и близкие отношения с людьми, сочувствующими советской власти, например с Н.В.Устряловым. Проводя в евразийстве с 1927г. свою, просоветскую линию, он тем самым заложил основания раскола в движении. Из писем Н.С.Трубецкого к П.П.Сувчинскому становится ясной «закулисная игра» евразийцев, открываются их планы и внутренние трудности. Переписка Н.С.Трубецкого с П.Н.Савицким не дает такого материала, поскольку эти люди не были так духовно близки, а что касается П.П.Сувчинского и П.Н.Савицкого, то с 1924 г. они находились в состоянии отчуждения друг от друга. Данный конфликт переживался П.Н.Савицким особенно остро ввиду того, что раньше между ним и П.П.Сувчинским осуществлялась регулярная переписка, сам он отправлял Сувчинскому иногда по два письма в день. Переписка П.П.Сувчинского и П.Н.Савицкого возобновилась только после Второй мировой войны. Исходя из всего сказанного, становится понятным, что необходимость в издании писем Н.С.Трубецкого к П.П.Сувчинскому созрела уже давно и является одной из приоритетных задач в изучении евразийского движения.
Настоящая публикация писем Н.С.Трубецкого к П.П.Сувчинскому осуществляется на основе материалов, привезенных издателем В.Е.Аллоем из Франции. У П.П.Сувчинского был огромный архив, большая часть которого в настоящее время находится в Национальной библиотеке в Париже. Письмами Н.С.Трубецкого из архива П.П.Сувчинского занимались итальянская исследовательница К.Мессина и американский исследователь И.Томан, который готовил их к публикации в США. Попытки В.М.Козового, близкого друга П.П.Сувчинского, опубликовать эти письма в России не увенчались успехом, и только отдельные отрывки из них появились в комментариях к книге Н.С.Трубецкого «История. Культура. Язык» (М., 1995. С. 771–778). Наконец, В.Е.Аллой привез в Россию евразийский архив П.П.Сувчинского (письма Н.С.Трубецкого занимают только часть архива) и начал готовить его к публикации, однако этого начинания не успел осуществить. В результате письма к П.П.Сувчинскому, в которых Н.С.Трубецкой со всей искренностью, иногда с негодованием или сочувствием к корреспонденту, выразил свое отношение ко всем значительным событиям, имевшим отношение к евразийству в 1921–1928 гг., до последнего времени оставались недоступны во всей полноте широкому кругу исследователей. Такая сложная судьба писем Н.С.Трубецкого, давно ожидающих очереди к изданию, заставляет с особым вниманием отнестись к этим документам.
В письмах Н.С.Трубецкого находят отражение все три уровня евразийского движения: из них можно узнать подробности личных взаимоотношений лидеров, особенности отношений евразийцев с Трестом и многие аспекты их исследовательской работы в области историософии, культурологии и других разработанных ими тем. О взаимоотношениях с организацией Трест и влиянии его на теоретическую сторону евразийства известно довольно мало. Это связано в основном с тем, что все отношения с этой организацией держались в строгой тайне, однако несомненно, что степень влияния Треста на евразийство была очень велика. Нельзя тем не менее преувеличивать и политизацию евразийства и сопутствующие ей явления, поскольку в обстановке того времени это не было редкостью. По словам В.М.Козового, «неназывание имен стало общим стилем, особенно с 1924–1925 годов, когда воцарился стиль подпольщины, укрывательства тайн и секретов… Это — наследие русской революционной школы политической или, скорее, субполитической жизни». Евразийство — доктрина несомненно политическая, хотя сами евразийцы, что явствует из писем Н.С.Трубецкого, были весьма наивны в некоторых политических вопросах, намного более наивны, чем сменовеховцы, вступившие в открытые отношения с коммунистической властью.
Письма Н.С.Трубецкого могут дать самые подробные и исчерпывающие сведения об отношениях между лидерами евразийства. Речь идет не только о конфликтном (с 1925 г.) треугольнике Савицкий — Сувчинский — Трубецкой. Тему «хоровой личности» тройки основоположников Н.С.Трубецкой подробно развивает в огромном письме от 14 октября 1925 г. (письмо 53 наст. изд.). Трое основоположников с равным правом претендовали на лидерство, отстаивая свою линию, что было причиной многих конфликтов, начиная с 1925 г. Если П.Н.Савицкий ценил творчество и деятельность Н.Н.Алексеева, то П.П.Сувчинский с большой симпатией относился к Л.П.Карсавину, а что касается Н.С.Трубецкого, то он отнесся скорее негативно к появлению в евразийских рядах этих двух талантливых мыслителей. В своих письмах он анализирует, например, взгляды Л.П.Карсавина на природу взаимоотношений государства и Церкви, высказывает критические замечания по поводу теорий Н.Н.Алексеева, противопоставляя им свои взгляды. Однако, несмотря на энергичные протесты против утверждения, например, взглядов Н.Н.Алексеева как классически евразийских, его усилия не увенчались успехом, и начиная с 1925 г. в евразийство проникает все больше идей, которые не слишком импонировали его главному основоположнику. <...>

К.Б.Ермишина