Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Некрасов С.М. «Куда бы нас ни бросила судьбина…»: Выпускники Императорского Александровского Лицея в эмиграции.

Некрасов С.М. «Куда бы нас ни бросила судьбина…»: Выпускники Императорского Александровского Лицея в эмиграции.

Автор(ы): Некрасов С.М.
Издательство: Русский путь
Год выпуска 2007
Число страниц: 196
Переплет: мягкий
Иллюстрации: есть
ISBN: 978-5-85887-266-5
Размер: 209х136х10мм
Вес: 240 г.
Голосов: 1, Рейтинг: 3.3
112 р.

Описание

Новая работа С.М.Некрасова является продолжением его книги «Лицей после Лицея» и рассказывает о наиболее ярких представителях Объединения выпускников Императорского Александровского (бывшего Царскосельского) Лицея. Оказавшиеся в эмиграции после революции 1917 года, они старались сберечь «дух Лицея» и верность лицейскому завету жить «для общей пользы». Свято храня память о Пушкине, своем великом лицейском собрате, многие из них продолжили традицию поэтических приношений к Дню Лицея — 19 октября. Впервые публикуются поэтические тексты, фрагменты воспоминаний о Лицее, письма и редкие фотографии из частных архивов потомков лицеистов, а также из Королевского музея армии в Брюсселе, где хранятся материалы лицейского объединения.




ОГЛАВЛЕНИЕ


Об этой книге 

Часть первая. На чужбине 

Часть вторая. На языке лицея
Глава 1. Последний попечитель 
Глава 2. Лицейский староста русского зарубежья 
Глава 3. «Для общей пользы» 

Часть третья. «Прекрасен наш союз»
Глава 1. Царский гусляр 
Глава 2. Камер-юнкер и поэт 
Глава 3. «Под миртами Италии прекрасной» 
Глава 4. В Новом Свете 

Заключение 

Приложения
В.Н.Коковцов. Обрывки воспоминаний из моего детства и лицейской поры 
Н.Н.Флиге. Лицей 
Конец Императорского Александровского Лицея


ИЛЛЮСТРАЦИИ



 

ОБ ЭТОЙ КНИГЕ


История Императорского Царскосельского (впоследствии Александровского) Лицея еще до конца не написана. Созданный как привилегированное учебное заведение, главной целью которого было провозглашено «образование юношества, особенно предназначенного к важным частям службы государственной», Лицей блестяще справился со своей задачей. Замечательная плеяда выдающихся государственных и военных деятелей, ученых, писателей, поэтов вышла из его стен. Самым блистательным был, несомненно, первый выпуск, который давно уже по традиции называют пушкинским. Вполне понятно, что создание Императорского Лицея в Царском Селе и история первого лицейского выпуска привлекали внимание многочисленных исследователей, прежде всего пушкинистов. И именно этот период наиболее изучен, что вполне закономерно и справедливо. В то же время лицейская история не исчерпывается судьбой первого, прославленного пушкинского выпуска.
Историю Императорского Лицея (1811–1917) давно уже принято делить на два периода, рубежом которых стал 1843 год — год переезда Лицея из Царского Села в Петербург по приказу Николая I.
Вместе с тем у Лицея есть еще, по нашему мнению, и третий, пока никем не изученный период. Это история лицейского Объединения и лицеистов, сохранивших «дух Лицея» и верность лицейскому завету жить «для общей пользы» после закрытия Лицея в 1917 году и отъезда в эмиграцию многочисленных его воспитанников.
В том, что этот своеобразный «Лицей после Лицея» действительно существовал как заметное явление культуры русской эмиграции, можно убедиться, ознакомившись с архивными материалами, эпистолярным наследием и лицейскими реликвиями, сохраняемыми в архивах и частных собраниях русского зарубежья. Особенно ценные материалы хранятся в Бельгии и во Франции. Среди них немалый интерес представляют ежегодно сочиняемые стихотворные послания бывших воспитанников Лицея к 19 октября, дню основания Лицея.
Эта поэтическая традиция, заложенная еще А.С.Пушкиным, продолжалась в русском зарубежье вплоть до середины 1960-х годов, пока были живы выпускники Императорского Лицея, умевшие держать перо в руках. Это князь М.А.Гагарин, В.С.Ильяшенко, Е.М.Брофельдт, А.Н.Мясоедов, С.С.Бехтеев и другие.
Нам довелось впервые опубликовать стихи лицеистов русского зарубежья в книге «Лицей после Лицея» (М.: Русский путь, 1997). Настоящая работа, в которой мы имеем возможность представить неизвестные ранее поэтические тексты и фрагменты воспоминаний, хранящихся в частных архивах потомков лицеистов, является своеобразным продолжением этого издания.
Очерки, рассказывающие о наиболее ярких представителях Объединения бывших воспитанников Императорского Александровского Лицея, сопровождаются публикацией уникальных иллюстративных материалов, в большинстве своем также неизвестных русскому читателю.


 

РЕЦЕНЗИИ


Виктор Леонидов
Выпускники Императорского Лицея в эмиграции

Газета «Культура» №10 (7623) 13–19 марта 2008 г.

«Проснувшись, около 4 часов утра, я услыхал глухие удары как бы большого молота в стену Лицея. Это кровельщики сбивали огромного орла, украшавшего фасад. Работа была не легкая. Долго слышались глухие удары, потом что-то затрещало, оторвалось и со звоном, как мне казалось, со стоном, упало на землю. Стыд, горечь, унижение охватили душу. Точно медленно убивали что-то живое, не то заколачивали огромный гроб. Что-то дорогое и близкое отходило в прошлое».
Так вспоминал последний директор Императорского Александровского лицея дни, последовавшие после отречения Николая II.
А ведь так ждали лицеисты этого 1917 года. Потому что сто лет назад в июне 1817 года Александр I вручил свидетельства об окончании учебы лицеистам первого выпуска. И вручение свидетельств об окончании Лицея действительно состоялось. В последний раз.
А как все было замечательно. Отсвет пушкинской славы ложился на любого, кто надевал мундир лицеиста. За сто лет выпускники составили культурную и политическую элиту России и очень высоко ценили свою принадлежность к знаменитому учебному заведению. Именно в стенах Императорского Александровского лицея был создан первый в России Пушкинский музей. Именно выпускники Лицея стали инициаторами двух пушкинских памятников, ставших символами России, — опекушинского в центре Москвы и блистательного изваяния работы Баха в лицейском саду. Менее известно, что также в Лицее был выпущен первый факсимильный том рукописей Пушкина. Издание это взял на себя выпускник 67-го курса князь Олег Константинович, сын поэта Константина Романова, более известного под псевдонимом К.Р. Через некоторое время князь Олег пал на фронтах Первой мировой.
Естественно, новой власти Лицей был не нужен, более того — абсолютно враждебен. Невзирая на охранную грамоту, которую руководство Лицея умудрилось получить у Луначарского, всех обитателей довольно быстро вышвырнули на улицу.
Дальше шло по нарастающей. Почти все оставшиеся лицеисты были арестованы еще в 1925 году. Дело так и называлось: «Дело лицеистов». Конец проходивших по нему был предопределен — расстрел. Лишь несколько человек чудом избежали общей участи.
Но Лицей продолжал жить. Действовало Правление объединения лицеистов за рубежом, лицеисты собирались и собирались снова. Правда, уже во Франции, Бельгии, Германии, Италии. Причем не просто произносились речи под слезы о загубленной Родине.
Возобновилась работа по созданию лицейского музея, по проведению ежегодных дней русской культуры, ставших символами российского изгнания: «Забудем ли, друзья, тех дней очарованье / Лицейских милых стен отраду и покой, / И тени Пушкина незримое витанье / И радостных надежд, и грез крылатых рой... / Теперь, изгнанники, мы снова на чужбине, / Под бременем утрат мы грустные сидим, / Но верность Родине, но преданность Святыне / В сердцах измученных пока живем — храним...» Так писал в 1921 году, в Париже, родственник знаменитого последнего вождя Белого дела Кирилл Врангель, выпускник 76-го лицейского курса. Строки эти приводит в своей только что вышедшей книге «Куда бы нас не бросила судьбина... Выпускники Императорского Лицея в эмиграции» директор Петербургского музея А.С.Пушкина на Мойке Сергей Некрасов.
Перед нами проходят судьбы тех, кто хранил честь и память Лицея в изгнании.
Книга Сергея Некрасова — праздник для тех, кого интересует история пушкинского зарубежья, пушкинских юбилеев и праздников вне России. Потому что всегда и везде к этим святым торжествам были причастны лицеисты.