Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Вестник русского христианского движения: Журнал / Отв. ред. Н.А.Струве. — Париж: №189. I — 2005. (Выходит два раза в год).

Вестник русского христианского движения: Журнал / Отв. ред. Н.А.Струве. — Париж: №189. I — 2005. (Выходит два раза в год).

Издательство: Русский путь
Год выпуска 2005
Число страниц: 448
Иллюстрации: есть
Размер: 209х135х19
Вес: 460 г.
Голосов: 2, Рейтинг: 3.44
112 р.
Оставить отзыв

Описание

Старейший русский православный журнал, объединяющий богословие, религиозную философию, литературу и общественные вопросы, в разные годы выходил под редакцией: И.Лаговского, Н.Зернова, Г.Федотова, В.В.Зеньковского, Л.Н.Липеровского, А.Н.Киселева, И.В.Морозова. Укорененный в православии, журнал открыт и к диалогу с западным христианством. Совместно с издательством «Русский путь» выходит с 2000 года.



СОДЕРЖАНИЕ


По поводу церковных споров в Западной Европе — Н.А.Струве

БОГОСЛОВИЕ

Псалмы — Г.П.Федотов
«Первенство» и «преимущества чести» — митроп. Антоний Сурожский
Бытие как общение: очерки о Личности и Церкви — митроп. Иоанн Д.Зизиулас
Что значит в Церкви «русская традиция»? — Н.А.Струве
Беседы с отцом Иоанном Приваловым
«Надо все пройти, чтобы лететь в вечность на белых крыльях...». Чехословацкие годы сестры Иоанны Рейтлингер — Ю.Янчаркова

ФИЛОСОФИЯ

Мир — В.Бибихин
Семинар «Русская философия» (традиция и современность) — А.Н.Паршин

СУДЬБЫ ЦЕРКВИ

Суд без «правосудия» — свящ. Павел Адельгейм
Деревенская религиозность в России: к постановке проблемы — Павел Проценко
Какой ценой? Летопись прихода, который никогда не закрывался — Дмитрий Поспеловский

АРХИВ

Переписка протопресвитера Георгия Граббе с протоиереями Георгием Флоровским и Александром Шмеманом — (публ. М.Псаревой)

ВОПРОСЫ ОБЩЕСТВЕННОСТИ


Карта Европы: с Россией или без неё? — Андрей Зубов

ХРИСТИАНСТВО НА ЗАПАДЕ
К 50-летию со дня смерти Клоделя

Клодель и судьба искусства — Владимир Вейдле (Сост. В.А.Зандер)
Анимус и Анима — Поль Клодель
Из книги «Познание Востока» — Поль Клодель

ЛИТЕРАТУРА

Стихи стихи разных лет — Владимир Лапин
«Великая из великих»: Житие преп. Марии Египетской в худлжественном сознании Ф.М.Достоевского — Александр Медведев
Икона в поэзии и прозе Клычкова — В.Лепахин

О НОВОМУЧЕНИКАХ

Илья Фондаминский — Надежда Тэффи
Воспоминмния о матери Марии — Александр Угримов
Мария, преподобномученица парижская — прот. Сергий Гаккель
Мученик Георгий — прот. Сергий Гаккель

В МИРЕ КНИГ

Свящ. Михаил Едлинский. Любящее Господа сердце — К.С.
Георгий Эфрон. Дневники в двух томах — Н.Струве
А.А.Угримов. Из Москвы в Москву через Париж и Воркуту — Н.Струве

ПАМЯТИ УШЕДШИХ

Владимир Вениаминович Бибихин — Ольга Седакова
Памяти Владимира Лапина — Ольга Седакова
Моя первая встреча с Аверинцевым — Ольга Седакова

Памяти о. Сергия Гаккеля — о. Игнатий Крекшин
о. Сергийя Гаккель — Фаина Янова

Памяти отца Илии Шмаина

Памяти отца Илии Шмаина — К. и А.Великановы
Проповеди о. Ильи Шмаина    
Об отце Илие. Выписки из дневника — Максим Осипов
Когда мы встретились после разлуки — о. Александр Геронимус

ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ РСХД

Дни ИМКА-Пресс и современной французской книги в Белгородской области — Светлана Дубровина

Коротко об авторах

 

По поводу церковных споров в Западной Европе


Церковные споры в эмиграции, бушевавшие в 30-х и 40-х годах, которые, казалось, за последние десятилетия вполне улеглись, вновь разгорелись на пороге ХХI столетия. Начались они в Англии, когда митрополит Антоний (Блум) столкнулся с натиском Московской Патриархии, точнее Отдела Внешних Церковных Сношений (ОВЦС), не пожелавших посчитаться со своеобразием его епархии, созданной им не в застойно-синодальном духе, а в миссионерской перспективе, с мыслью укоренить Православие на Западе. Духовный и богословский авторитет митрополита Антония, его давняя верность Московской Патриархии позволили ему отстоять свои позиции, правда, ценой тяжелых испытаний. Покойный С.С.Аверинцев говорил тогда, что возникшие расхождения — следствие «столкновения цивилизаций», подразумевая под одной западно-эмигрантскую, а под другой — русско-советскую. Схожую мысль выразил в июне 2002 года и митрополит Антоний: «за несоответствием экклезиологических принципов и форм проступает еще более глубокое несоответствие между той верой, которую мы исповедуем, с которой мы живем в Православной Церкви в Великобритании и Европе, и трагическим опытом Русской Церкви, тяжело травмируемой насилием и жестокостью более 70 лет коммунизма, ныне пытающейся снова обрести свой национальный облик и нуждающейся, как кажется, в нарочитом проявлении иерархического, в отличие от соборного, авторитета». После того, как епископ Иларион (Алфеев), приехавший из Москвы, вынужден был покинуть Англию, споры утихли (хотя вопрос преемника митрополита Антония так до сих пор окончательно и не решен). Но они вспыхнули во Франции. После смерти Владыки Сергия, возглавлявшего Архиепископию в течение 10 лет и добившегося в 1998 г. от Константинопольского Патриарха возвращения ей статуса Экзархата, Московская Патриархия поспешила прислать Епархиальному совету факсом, в день, когда решалась дата выборов, послание, призывавшее к объединению юрисдикций «русской традиции», вернее, русского происхождения, в некую Западную русскую митрополию, о которой до этих пор, несмотря на частые контакты (в 2001 году мы сами ездили на переговоры с митрополитом Кириллом в составе небольшой делигации от Епархиального совета), речи вообще не было. Такое письмо было воспринято как прямое вмешательство во внутренние дела Архиепископии, которая, не имея еще правящего архиепископа, не могла дать на него ответа (добавим, что митрополит Антоний, указанный как возглавитель предполагаемой митрополии, даже не был об этом оповещен). Епархиальный совет Архиепископии, следуя своему Уставу, отказался откладывать выборы. Архиепископ Гавриил (де Вильдер), фламандец по национальности, был избран с первого же тура подавляющим большинством делегатов. Через год Епархиальный совет был частично обновлен и снова с первого же тура были избраны только те делегаты, которые заведомо относились к предложению Московской Патриархии с осторожностью. Однако представители меньшинства, явно при поддержке Москвы, создали движение «за поместную церковь русской традиции» (contradictio in adjecto, поместность в новом регионе не может покоиться на национальном признаке) и развернули с того момента кампанию, направленную против Архиепископа и Епархиального Совета. И тот и другой были обвинены в том, что, «захватив власть» (!), хотят «удушить все русское» (!), по католическому образцу «обновить церковь», чуть не ли изменить самому Православию (ни одно их этих обвинений не было подкреплено ни одним конкретным фактом). За подчинение Москве ратовали, как правило, те, кто, сознательно или по некоторому эмоциональному импульсу, ставил национальный или политический принцип выше церковного. По этой ли причине или по какой другой, но почти сразу аргументы «промосковской партии» превратились в наветы и клевету, а действия представителей Отдела Внешних Сношений — в силовые акты, попирающие как церковные каноны, так и гражданские законы. На наши возражения возглавитель Корсунской (Московской) епархии во Франции неизменно отвечал: «мы послушны священноначалию» .
Архиепископия такого понятия и такого слепого послушания, которое противоречит канонам, например 34-му правилу свв. Апостолов не знает. Находясь в лоне Константинопольской Патриархии уже более 70 лет, она располагает полной свободой. Это тем более существенно, что Архиерископия имеет в православном мире, несмотря на свою малочисленность, исключительное значение: наряду с ОСА, (Православной Церквовью в Америке), она в Европе едва ли не единственный церковный удел, который остается верен религиозному и богословскому возрождению начала века, продолжившемуся в эмиграции, и заветам Собора 1917–18 гг., восстановившего в Церкви избранное начало, дух соборности и достоинство мирян. Это достояние, которому мы обязаны Святителю Тихону и митрополиту Евлогию, необходимо сохранить в его неприкосновенности. К сожалению, Московская Церковь, пользуясь вот уже больше десятилетия полной свободой в самоопределении, так и не сделала ни одного шага в сторону Собора 1917–18 гг., следовать которому в течение 70 лет ей запрещала советская власть. Выборное начало епископов не применяется, народ в управлении Церкви не участвует. Отсюда преобладание авторитаризма, клерикализма со всеми соблазнами власти и властвования. Аверинцев был прав: тут сталкиваются в плане церковном две разные цивилизации, точнее, два разных экклезиологических подхода, два уровня богословской культуры (не случайно, среди тех, кто печатно защищает неотложность присоединения к Москве, нет ни одного автора, обладающего сколько-нибудь серьезными богословскими знаниями).
Будем надеяться, что наветы сами себя исчерпают; что силовые действия прекратятся, не успев скомпрометировать Московскую Патриархию, которая всем нам дорога и с которой Архиепископия имела всегда, и особенно в последние 15 лет, не только евхаристическое общение, но и самые дружеские отношения; что церковный мир восстановится, с тем, чтобы Православные Церкви на Западе разного исторического и национального происхождения дружно работали на построение в не слишком далеком будущем единой Поместной Православной Церкви.

Никита Струве