Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Выпуск 13. Душа Армии: Русская военная эмиграция о морально-психологических основах российской вооруженной силы: Сб. / Сост. И.В.Домнин.

Выпуск 13. Душа Армии: Русская военная эмиграция о морально-психологических основах российской вооруженной силы: Сб. / Сост. И.В.Домнин.

Год выпуска 1997
Число страниц: 624
ISBN: 5-85887-036-8
Голосов: 1, Рейтинг: 2.93
Нет в продаже
Оставить отзыв

Описание

Впервые в России публикуются работы таких известных военных писателей, как Н.Головин, П.Краснов, А.Керсновский, А.Баиов и др., посвященные вопросам военной психологии, воинского воспитании, укрепления духа Армии. Также впервые составлен словарь «Духовных качеств российского воинства».



СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ. ДУХОВНЫЙ СМЫСЛ РУССКОЙ ВОЕННОЙ ЭМИГРАЦИИ

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ. ДУША РОССИИ. И. ШМЕЛЕВ

Н. ГОЛОВИН.  ОБШИРНОЕ ПОЛЕ ВОЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ. ПРЕДИСЛОВИЕ К КНИГЕ П.Н.КРАСНОВА «ДУША АРМИИ»
П.Краснов как ревнитель военной психологии. - Будущая Российская Армия должна опираться на духовный капитал предшественников. - Индивидуальная и коллективная военная психология. - Морализующая роль религии на войне. - Война как своего рода социальный невроз. - О психологии толпы. - Изменения в психической структуре войны.

П. КРАСНОВ.  ДУША АРМИИ. ОЧЕРКИ ПО ВОЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
Необходимость изучения военной психологии. - Страх как чувство, царящее на войне. - Гамма психических явлений. - Храбрость и ее разновидности. - Ужасы войны. - «Молись Богу: от него победа». - Механические средства воздействия на душу человека. - Толпа, мода как нравственная зараза. - Войско как психологическая толпа. - Паника. - Общественное мнение как фактор боеспособности армии. Русское общество в 1812-м и 1914-1917 г.г. - Настроения армии накануне и в ходе 1-ой Мировой войны. - Значение морального воспитания народа. - Армия - школа патриотизма. - Гипноз и сила приказа. - Знамя «существует для того, чтобы поднять нашу душу...» - Сомкнутый строй, полковой мундир и их воспитательное значение. - Яд атеизма. -  Воспитание и военно-государственная миссия офицера.

Р. ДРЕЙЛИНГ.  ВОЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ КАК НАУКА 
Особое значение военной психологии для кадрового офицерства. - Основная задача военной психологии - изучение   работы психики в условиях войны, боя. - Содержание и задачи военной психологии.

Н. КРАИНСКИЙ.  ПСИХИКА И ТЕХНИКА
Соотношение психических и технических сил в военном деле. - Изучение духа армии, исследование его создания, механизмов поддержания и разложения - основная проблема военной психологии. - Психопатология тыла армии и борьба с его разложением. - Зависимость эффективности боевой машины от психики бойца.

Н. КРАИНСКИЙ.  ВОЕННЫЙ ЭКСТАЗ И ПРОСТРАЦИЯ КАК ФАКТОРЫ БОЕВЫХ ОПЕРАЦИЙ
Боевой дух армии есть военная сила. - Прострация - фактор, предопределяющий поражение. - Экстаз - двигатель победы, но кратковременный и надо уметь им пользоваться.

П. ОЛЬХОВСКИЙ.  ВОИНСКОЕ ВОСПИТАНИЕ
Иллюзорная «общеизвестность» теории и практики военного воспитания. Проблема его способов. - Значение внутреннего порядка, муштры и строя. - Словесное обучение. - Пример начальника. - Меры поощрения. - Субординация. - Форма одежды. - Проступки и взыскания. - Воспитание офицера:  условия и приемы. - Близость офицера к солдату. - Инициатива и умение дерзать. - Товарищество и патриотизм. - Обрядность и символы. - Физическое развитие. - Сила традиций. - Суд общества офицеров. - Взаимоотношения начальников и подчиненных. - Полковые собрания. -  Общий вывод. - Приложение.
 
А. ПОПОВ.  ФИЛОСОФИЯ ВОИНСКОЙ ДИСЦИПЛИНЫ
«Дисциплина - душа армии». - Определение и содержание дисциплины. - Воинская дисциплина есть воинская нравственность. - Эволюционный характер нравственности общегражданской и относительно неизменный - нравственности военной. - Возвышенность требований военной «практической морали». - Воинское воспитание как средство создания нравственных навыков. - Духовная крепость офицерского корпуса.

Б. ШТЕЙФОН.  ВОИН-ХРИСТОВ
Два главнейших достижения русского военного искусства XVIII века: создание Петром национальной регулярной армии, а Суворовым - его военно-воспитательной системы. - Русское творчество: сочетание понятий «человек» и «воин». - Вдохновление русско-православной культурой. - Христианизация человека-воина, приводившая к величию духа - свойство суворовской доктрины.

Р. ДРЕЙЛИНГ.  ВОИНСКИЙ УСТАВ ПЕТРА ВЕЛИКОГО И СУВОРОВ
Историческое значение петровского Устава. - Военно-идейные заимствования и оригинальная «почвенность» Петра Великого. - Посильное разрешение Петром проблемы «личности». Его стремление привить чувство воинской чести. - Развитие совести и религиозной морали. - Психическое воздействие на боевую прочность воинов. - Ставка Петра на русского человека. - Военная просвещенность Суворова. Постижение им воинского Устава. - Развитие начал, завещанных Петром. - Психическое культивирование Суворовым качеств активного бойца, нацеленного на победу. - Опора на православную веру. - Психологизм русской военной школы XVIII века.

А. КЕРСНОВСКИЙ.  КАЧЕСТВА ВОЕННОГО ЧЕЛОВЕКА
Категории воинских добродетелей. - Основные воинские добродетели: дисциплина, призвание, прямодушие. - Специальные качества: инициатива, честолюбие, храбрость. - Военная этика и воинская этика. - Ум и воля.

А. БАИОВ.  ИНИЦИАТИВА КАК ВОИНСКАЯ ДОБРОДЕТЕЛЬ
Инициатива есть духовное начало особого рода. - Виды инициативы: ограниченная и широкая. - Роды инициативы: активная и пассивная. - Границы инициативы. - Привитие самостоятельности. - Поощрение проявлений этой самостоятельности Суворовым, Румянцевым, Кутузовым, Скобелевым. - Армия возрожденной России должна быть пропитана духом инициативы.

В. ДОМАНЕВСКИЙ.  СУЩНОСТЬ КОМАНДОВАНИЯ
Командовать значит уметь повиноваться и заставить повиноваться. - Командовать значит  согласовывать требования с нравственным уровнем подчиненных. - Прививать вкус к ответственности. - Моральная подготовка с учетом национального характера - залог успешного командования и победы.

Е. НОВИЦКИЙ.  НЕИЗРЕЧЕННАЯ КРАСОТА ПОДВИГА
Что такое подвиг? Несообразность Георгиевского статута с современным боем. - Истинные признаки подвига. - В неотмеченных, негромких, но подлинных подвигах искрятся все цвета Божьей радуги.

А. БАИОВ.  ВОСПИТАНИЕ АРМИИ И ИДЕИ ГРАФА Л.Н. ТОЛСТОГО
Внимание руководителей армии к нравственному элементу. - Антигосударственная деятельность революционеров и либеральной интеллигенции накануне войны с Японией. - Разлагающее воздействие на армию и народ антивоенных брошюр Л.Н.Толстого. - Поход великого писателя против патриотизма. - Урок для будущего строительства российской вооруженной силы.

Н. КОЛЕСНИКОВ.  О СТРАТЕГИИ ДУХА И ПРЕЖНИХ ОШИБКАХ
Недооценка человечеством требований современной войны в идеологической сфере. - Агитация и пропаганда как средство вооруженной борьбы. - Зачаточное состояние науки, имя которой «Стратегия Духа». - Военные неудачи России в XIX и начале XX в.в. - Нежелание говорить честно об ошибках. - Неискренность «белых» вождей. - Нелепости воинского воспитания в дореволюционной России. - Результативность политпросвещения в Красной Армии.

Е. ШЕЛЛЬ.  ГОСУДАРСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ АРМИИ
Идеи как элемент управления. - Армия есть концентрированная нация, военно-политический центр. - Духовный военный потенциал. - О положении армии в будущей России. - Политическим обеспечением должен заниматься особый кадр офицеров. - Сотрудничество армии с гражданской школой. - Церковь и армия. - Духовный руководитель части.

Е. МЕССНЕР.  ДУХ ОФИЦЕРА В МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКУЮ ЭПОХУ
Офицерская духовная наследственность и военно-духовное сознание. - Гражданский дух в офицере. Офицер - особенный вид гражданина. - Этическая база офицерского духа. - «Быть рыцарем не нося знаков рыцарского достоинства».

ПРИЛОЖЕНИЕ
П.Краснов. Накануне войны. - П.Краснов. По поводу рассказа А.И.Куприна «Последние рыцари». - Б.Штейфон. Именины полка. - А.Дисский. Об Ордене духовного возрождения в будущей Российской Армии. - А.Керсновский. Русские подвиги.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ  «ДУША АРМИИ». ВЗГЛЯДЫ РУССКОЙ ВОЕННОЙ ЭМИГРАЦИИ. И.Домнин
О понятии «Душа армии». - Морально-психологические основы российской вооруженной силы. - Выводы.

ХРАНИТЕЛИ ДУШИ РУССКОЙ АРМИИ
Сведения о военных писателях эмиграции, авторах работ, представленных в сборнике. Сост. И.Домнин

*  *  *
ДУХОВНОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ — ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЗАДАЧА ВОЕННОЙ РЕФОРМЫ. А.Савинкин  
Петровская традиция. - Значение морального фактора. - Духовное измерение военной реформы.- Исторический дух предстоящей военной реформы.

ДУХОВНЫЕ КАЧЕСТВА РОССИЙСКОГО ВОИНСТВА. Словарь

РОССИЙСКИЙ ВОЕННЫЙ СБОРНИК
НЕЗАВИСИМЫЙ ВОЕННО-НАУЧНЫЙ ЦЕНТР «ОТЕЧЕСТВО И ВОИН»


ВВЕДЕНИЕ

Духовный смысл русской военной эмиграции

300 лет назад Петр I приступил к созданию регулярной  вооруженной силы. Ее двухвековым самоотверженным ратным трудом крепло и ширилось государство российское, утверждаясь в ранге мировой державы. Но после небывалого взлета русского военного искусства екатерининских времен начался его постепенный упадок. Профессиональное войско превращалось в «вооруженный народ», лишенный боевого духа, более угрожавший своей стране, нежели противнику...
Минуло 80 лет с того рокового для России 1917 года, когда ее Императорская армия, истекавшая кровью на фронтах мировой войны, разложенная революционной анархией и пропагандой, фактически  перестала существовать. Но дух русской армии с удивительной силой вспыхнул в сердцах офицеров, не желавших мириться с нашествием большевизма и ставших под знамена белой борьбы. «Если бы в этот трагический момент нашей истории, — писал впоследствии А.Деникин, — не нашлось среди русского народа людей, готовых восстать против безумия и преступлений советской власти и принести свою кровь и жизнь за разрушаемую Родину, — это был бы не народ, а навоз для удобрения беспредельных полей Старого Континента... К счастью, мы принадлежим к замученному, но Великому Русскому Народу.» Кадровое офицерство в массе своей встало в вооруженные ряды противников Октября: свыше семидесяти процентов состава Генерального штаба не признали новой власти, по существу возглавив российскую контрреволюцию. Тем самым костяк Императорской армии закономерно явил должный державный консерватизм, ту охранительно-государственную силу, которые непреложно отличают армию как «центральную цитадель нации».
По внешним признакам Гражданская война белыми была проиграна, но победу их духа возглашали крупные русские умы — И.Бунин, П.Струве, И.Ильин, И.Шмелев и другие. Не погибла душа Русской армии. «Подпольно» жила она и в рядах красноармейцев, но главным ее хранителем стало воинство эмиграции. Там, на чужбине, в многочисленных союзах, полковых объединениях, обществах и кружках, на высших военно-научных и военно-училищных курсах шла напряженная интеллектуальная работа. «Кипела инициатива» по осмыслению всего случившегося с Россией, извлечению уроков, сбережению родной военной истории, изучению современного военного дела, созданию теоретических основ для «будущей российской вооруженной силы». В этом труде являли себя самобытная русская военная культура, неумирающее творческое начало Русской Армии.
В своем творчестве военная эмиграция особое внимание уделяла фактору духа: воспитанию, морально-психологическому состоянию, нравственному и политическому здоровью армии. Их, изгнанников, Слово — ничто иное, как отеческое назидание нам от последнего поколения Российской Императорской армии о ее духовном опыте, о ее душе, мост преемственности из нашего «вчера» в наше «завтра»”.
Важнейшее в их наследии — вывод о преобладании духа над материей. Духу — первая забота, духовному развитию армии — главное внимание. Прежде чем оснащать войска мощной техникой, следует думать об их нравственной и умственной силе. Безопасность стране обеспечена лишь тогда, когда оружие находится в руках высокоорганизованного, обученного, воспитанного личного состава. Никаких военных преобразований невозможно провести всерьез и успешно, пока армия и флот не воспрянут духовно, по-настоящему не почувствуют государственной мудрости и бескорыстия реформаторов, духовно-нравственного импульса, исходящего от авторитетных высших руководителей.

И. Домнин

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ


ДУША РОССИИ

Надо ли говорить еще о подвиге Белой Армии, о значении «белого движения», спасшего честь России! Об этом теперь не спорят: это уже история. Придет день, когда блистающее имя — Белый воин и сумеречное — галлиполиец — станут для всей России священными именами русского мученика-борца и русского героя. Это придет, и Россия встретит лучших сынов своих высокой и гордой честью: священное имя — Белый Воин — явится знаком высокого духовного отбора — новой русской аристократии.
Воины Белой Армии, к какому бы слою они ни принадлежали, — аристократы ли по рождению, крестьяне, казаки, дворяне, горожане, — истинные сыны России, аристократы духом, Ея душа. И Россия признает это и закрепит почетно: впишет славные имена в великую Золотую Книгу — Российской Чести...
Три года борьбы — исторический перелом, лучше сказать — пролом русской истории. Пролом, в котором Россия как-бы найдет себя! Да, Россия найдет себя на крестном пути героического «белого движения».
Скажут: на пути поражения?! Скажут ненавистники и слепцы. Скажут те, кто не разумеет Скрытого Лика судеб народа. Или не знаем случаев, когда внешнее поражение обращалось в великую победу?! Мы, христиане, знаем. Мы, христиане, знаем Величайшую Победу: «не оживет, аще не умрет». Ненавистники и слепцы усмехнутся только. Пусть смеются. Смеялись и на Голгофе. Мы имеем свою Голгофу. И будем иметь Воскресение, свое.
Но в чем же победа наша, и что это за пролом в истории России?
Белое Движение и завершившее его галлиполийство есть удержание России на гиблом срыве, явление бессмертной души Ея, — ценнейшего, чего отдавать нельзя: национальной чести, высоких целей, назначенных Ей в удел, избранности, быть может, — национального сознания. За это, за невещественное, за душу — бились Белые Воины...
Белое Движение есть отбор, отбор лучшего по духу, по чувствованию России, отбор — того, что не мыслило без России быть, не могло мириться с Ея искаженным ликом, с надругательством над ее душой. Самое чуткое, самое живое, духовно-крепко спаянное с Россией, к каким бы ни принадлежало классам, религиям, партиям, если только чувствовало биение сердца Родины, — вливалось в Белую Армию или было духовно с нею. Страшная жизнь делила, творя отбор.
Я не хочу сказать, что там, на российской почве, осталось одно худое. Я хочу сказать, что «белое движение» захватило собой ценнейшее в национально-духовном смысле, что оно есть — отбор.
Оно — великий этап России, великий раздел исторического пути Ея, великий пролом истории, за которым Россия найдет себя. В этом движении, в борьбе с врагами национального, с отбросом международья в личине  коммунизма, Россия нашла в себе силу-волю. Россия увидела пропасть небытия — и нашла в себе волю — быть. И эта светлая воля — быть — лучшее от Нея, Белые Воины Ея...
В истории России были суровые этапы, когда Она, теряясь, находила себя опять: Куликово Поле, избрание на царство Михаила, Двенадцатый Год... — изломы в истории России. Но то, что случилось с нами, — не исторический перелом: это — пролом. За ним — уже Новая Россия, которая непременно будет.
За ним — напряженнейшие искания подлинного национального обновления, собирания и оберегания того, что есть Россия, что лежит к Ней естественно, без чего она быть не может, — что есть Православная Великая Россия.
Годы горестной жизни вдали от Родины... За эти годы, в нашем сознании величайшего из насилий — над Родиной, не может не обостряться, не может не углубляться чувство национального позора, чувство страстной тоски по Ней... В сознании пережитого, мы крепнем национальной волей, мы копим гордость, мы давим боли, лелеем национальные надежды... И все ясней, и полней, и краше вырастает перед нами образ России нашей, как Идеал.
Без Родины, мы остро болеем ею, делаемся национально крепче. Лучшее, что дала от себя Россия, — Белые Воины, национально крепчайшее, — с нами, здесь. В достойной борьбе за жизнь, носители сильной воли — найти Россию, они высокий пример для нас, для новых, ярко национальных поколений: российская новая закваска. Они — ярчайший пример великого национального напряжения, безоглядно-жертвенного. Это высокое напряжение светлой российской воли полагает камень будущего строительства, национального, самоотверженного, подчиненного высшей цели: воли России — быть. Это высокое напряжение, это жертвенное служение России, в железном, галлиполийском, строе, полагает конец противонациональным течениям русской общественности, — источнику многих зол, способствовавших российскому погрому, — является потрясающим примером страданий неповинного поколения, за ошибки и преступления отцов и дедов. Белые Воины — высокий и страшный пример национального Искупления. Они кровью своею ставят Россию — на высоту, делают бытие Ея — высшею целью жизни: они умирали за Нее, добровольно!
Близится день Возврата. Не знаем  срока, но срок идет. Белые Воины, истинные сыны России, войдут в Нее, в обретенную, свою Россию, не только с высокопочтенным значком первопоходника и галлиполийца, но и с нетленным знаком - кровью запечатленной любви к отечеству, обереженной национальной чести и упорно творящей воли.
И Россия обнимет их.

Иван Шмелев
Галлиполиец (Париж). — 1927. — № 1.