Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Выпуск 06. Русский Берлин: 1920–1945: Международная научная конференция / Науч. ред. Л.С.Флейшмана; Сост. М.А.Васильевой, Л.С.Флейшмана.

Выпуск 06. Русский Берлин: 1920–1945: Международная научная конференция / Науч. ред. Л.С.Флейшмана; Сост. М.А.Васильевой, Л.С.Флейшмана.

Издательство: Русский путь
Год выпуска 2006
Число страниц: 464
Иллюстрации: есть
ISBN: 5-85887-242-5
Размер: 210х140х21 мм
Вес: 460 г.
Голосов: 4, Рейтинг: 3.23
308 р.

Описание

Выпуск посвящен русскому Берлину предвоенной и военной поры как уникальному историческому, политическому и культурному феномену. На страницах издания освещаются некоторые малоизвестные или неизвестные факты из жизни русской эмиграции в Германии. Новые концептуальные подходы, аналитические обзоры и статьи, посвященные отдельным вопросам, здесь представлены на фоне материалов из российских и зарубежных архивов.


СОДЕРЖАНИЕ


ОТ РЕДАКЦИИ  

К.Шлегель. РУССКИЙ БЕРЛИН: ПОПЫТКА ПОДХОДА  

А.Ю.Галушкин. К ИСТОРИИ «СМЕНОВЕХОВСКОГО» ДВИЖЕНИЯ   

В.С.Христофоров. ВЫСЫЛКА УЧЕНЫХ И ДЕЯТЕЛЕЙ КУЛЬТУРЫ ИЗ РОССИИ В 1922 Г. В ДОКУМЕНТАХ ГПУ  

ПРИЛОЖЕНИЕ
ИЗ МАТЕРИАЛОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО АРХИВА (ЦА) ФСБ РОССИИ  

В.Г.Макаров. ПАССАЖИРЫ «ФИЛОСОФСКОГО ПАРОХОДА»: ПО МАТЕРИАЛАМ ЦЕНТРАЛЬНОГО АРХИВА ФСБ РОССИИ  

ПРИЛОЖЕНИЕ
ИЗ МАТЕРИАЛОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО АРХИВА (ЦА) ФСБ РОССИИ  

Л.С.Флейшман.
ВЫСЫЛКА ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ И РУССКИЙ БЕРЛИН В 1922 Г.  

М.-К.Гальмарини, Я.В.Леонтьев. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ БЕРЛИНСКИХ КОМИТЕТОВ ПОМОЩИ РУССКИМ ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫМ  

Е.В.Иванова. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИЗДАТЕЛЬСТВА «YMCA-PRESS» В БЕРЛИНЕ  

Е.Р.Обатнина. ИСТОРИЯ ОДНОЙ СОЖЖЕННОЙ КНИГИ  

Н.А.Струве. РУССКИЙ БЕРЛИН В НАЧАЛЕ 20-Х ГОДОВ: ПО ПИСЬМАМ ГЛЕБА СТРУВЕ К БРАТУ АЛЕКСЕЮ  

М.Л.Спивак. «БЕРЛИНСКИЙ СЛЕД» В РОМАНЕ АНДРЕЯ БЕЛОГО «МОСКВА»: СТРАДАНИЯ ПРОФЕССОРА КОРОБКИНА  

Р.М.Янгиров. ЭМИГРАНТСКИЙ ФАКТОР В РОССИЙСКО-ГЕРМАНСКИХ КИНОСВЯЗЯХ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ 1920-Х ГГ.  

Дж.Боулт.
БЕГСТВО В БЕРЛИН: ИВАН ПУНИ В ЭМИГРАЦИИ  

В.Хазан. ОБ ОДНОЙ ВЕРОЯТНОЙ ПОЛЕМИКЕ, ИЛИ БЕРЛИНСКИЕ ИМПУЛЬСЫ ПОВЕСТИ В.ЖАБОТИНСКОГО «САМСОН НАЗОРЕЙ»  

К.М.Азадовский. «ЛЕТАЮЩИЙ РЕПОРТЕР»: Штрихи к биографии Михаила Сукенникова  

А.И.Серков. МАСОНСКАЯ ЛОЖА ВЕЛИКИЙ СВЕТ СЕВЕРА И РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ (1922–1933 ГГ.)  

В.В.Янцен. ОБ ИРРАЦИОНАЛЬНОМ В ИСТОРИИ. БИОГРАФИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ К ПЕРЕПИСКЕ С.Л.ФРАНКА И Д.И.ЧИЖЕВСКОГО (1932–1937, 1947 ГГ.)  

ПРИЛОЖЕНИЕ

С.Л.Франк. Письма к Д.И.Чижевскому (1932–1937)   

Послевоенная переписка Д.И.Чижевского и С.Л.Франка  

А.И.Резниченко. РУССКИЙ ФИЛОСОФ В БЕРЛИНЕ: ЭПИЛОГ: Неизвестное письмо прот. С.Н.Булгакова
еп. Чичестерскому Дж.Беллу  

А.В.Винник. ГЕРМАНСКИЕ ВЛАСТИ И РУССКИЙ БЕРЛИН В 1920-Е ГГ.: По материалам Российского государственного военного архива  

З.С.Бочарова. УРЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВ РОССИЙСКИХ БЕЖЕНЦЕВ В ГЕРМАНИИ В 1920–1930-Е ГГ.  

К.А.Чистяков. РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В БЕРЛИНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1930-Х ГГ.  

Т.И.Ульянкина. «ДИКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ ПОЛОСА»: ИММИГРАЦИЯ РУССКИХ УЧЕНЫХ В США ИЗ ПОСЛЕВОЕННОЙ ЕВРОПЫ  

 

ОТ РЕДАКЦИИ


Русский Берлин периода «первой волны» эмиграции — в силу особенности этого явления (политического, топографического, культурно-философского) — всегда вызывал интерес у исследователей. Высокий уровень изучения российско-германских связей новейшего времени задан уже давно. Показателен выход в свет в России такого авторитетного издания, как «Русский Берлин 1921–1923: По материалам архива Б.И.Николаевского в Гуверовском институте» в подготовке Л.Флейшмана, Р.Хьюза, О.Раевской-Хьюз (Paris; М., 2003, 2-е изд.), монографии К.Шлегеля, впервые переведенной на русский язык, «Берлин, Восточный вокзал. Русская эмиграция в Германии между двумя войнами (1918–1945)» (М., 2004). Значительную долю в изучении русской эмиграции в Берлине составляют сегодня новые исследования и архивные публикации, подготовленные российскими учеными.
Конференция «Русский Берлин: 1920–1945», проведенная Библиотекой-фондом «Русское Зарубежье», во многом отразила направления, наметившиеся в научной среде, изучающей русско-немецкие связи. Преемственность традиций, заданных зарубежной славистикой, новационные интерпретации известного, «точечные» специальные исследования, посвященные истории вопроса, — вот основные черты этой конференции. Особую, ведущую роль в ней заняли архивные разыскания. Собранные под одной обложкой, они не только дополняют уже, казалось бы, знакомую картину, но во многом переосмысливают и меняют ее. В этом сборнике архив неотделим от анализа, поэтому впервые выпуск нашей научной серии построен не как ряд подразделов (исследования и прилагаемые к ним материалы в виде архивных публикаций), а как единое целое, где исследование основывается на материале, непосредственно вытекает из него. Таким образом, «метафизика факта», как отличительная черта конференции, оказалась ведущим направлением и подготовленного по ее материалам издания.
Русский Берлин эпохи 1920–1945 гг. даже в строго обозначенном географическом пространстве Германии — отдельный феномен. Однако и географически, и хронологически конференция расширила обозначенные рамки — слишком многое в истории русского Берлина зависело от происходивших в России перемен, «подготовивших» русскую эмиграцию, слишком подвижными оказались территориальные границы русской диаспоры во время Второй мировой войны и последующего передела Европы. Поэтому «Русский Берлин», войдя в мировую историю и науку как устойчивое понятие, специфичен именно своей «подвижностью».

 

РЕЦЕНЗИИ


Сергей Федякин

Журнал «У книжной полки» № 2 (14), 2007 г.

Сначала — конференция, потом — сборник статей и материалов. Обычно — с неизбежностью — внутренняя разрозненность, когда каждый из выступавших говорит о своем, лишь стараясь подогнать свою тему под сумму других выступлений. Сборник о русском Берлине производит совсем иное впечатление. То ли каждый голос тут столь удачно вписался в общий хор, то ли составители проявили редкое чувство композиции, но ощущаешь не сборник, а книгу. Исчезновение русского Берлина — с этой темы, прозвучавшей из уст К.Шлегеля, начинается этот том. Нет Шпеттингского вокзала, куда в ноябре 1922 г. прибыли пассажиры «философского парохода» (осталась лишь напоминающая о нем станция метро под названием «Северный вокзал»). Здание филармонии, в зале которой в 1921 г. Таборицким и Шабельским-Борком был убит В.Д.Набоков, исчезло с лица земли, оставив после себя лишь символические ворота… Уже ждешь, когда же закончится мрачноватый перечень, и все-таки под занавес появление названий лишь ускоряется: Театр «Синяя птица» Южного на Моцштрассе, Прагер-диле, где завсегдатаями были Андрей Белый и Илья Эренбург, русская комната доверия в Тиргартене, помещение на Ноллендорфплац, где располагался «Дом искусств», гимназия Сименса на Хоенштауфенштрассе, где происходили публичные чтения докладов Русского научного института, пансион на Виктория-Луизе-плац, где останавливались новоприбывшие, или вилла на Фазаненштрассе, где собирался литературный кружок Айхенвальда «На чердаке», — всего этого больше не существует…
Почти надгробное слово. Вторая мировая война постаралась стереть с лица земли тот удивительный уголок, который назывался «Русским Берлином». И теперь, читая «Жанету» Куприна, «Дом в Пасси» Бориса Зайцева или «Ночные дороги» Гайто Газданова, можешь ощутить и удаленность описываемого Парижа, но и его «действительность». Читая «Дар» Набокова — вселяешься в мир почти столь же нереальный, как и замкнутое пространство его фантасмагорического «Приглашения на казнь». И все же тот Берлин был запечатлен. И не только в слове, но и в фотографиях. Когда держишь в руках настоящий сборник, поневоле вспоминается майская выставка 2002 года «Русский Берлин 1918–1945» в Историческом музее. Конференция «Русский Берлин 1920-1945» прошла в конце того же года. Теперь — уже в виде книги — она показала, что подлинная культура обладает способностью воскрешать некогда бывшее. Первая статья — не только эпитафия, но и целый проект воскрешения. И далее, читая статью за статьей, ощущаешь, как начинается «Русский Берлин». Высылка ученых из Советской России, движение сменоверховцев, деятельность комитетов помощи русским политзаключенным, издательство «YMCA-Press», кинематограф 1920-х, — все это отразилось на жизни русского Берлина. И здесь же — повороты судеб одних, и мелькающие на страницах имена других. В книге запечатлены и знаменитая, и малоизвестная часть эмиграции. Об одних сказано подробней, о других вскользь. Но воздух этого исчезнувшего культурного пространства сквозит за цитатами из писем, за строчками документов, за фразами комментариев.


 

ШАРИКОВЫ РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ

«НГ Ex Libris» 09.11.2006 г.

Сборник по истории первой волны русской эмиграции включает в себя статьи и публикации таких отечественных и зарубежных специалистов, как Константин Азадовский, Карл Шлегель, Владимир Хазан, Моника Спивак.
Берлин стал одним из первых крупных центров русского зарубежья. К началу 1920-х годов в нем насчитывалось примерно 300 тыс. русских беженцев. Возникли целые русские кварталы (прообразы Брайтон-Бич). Тогда даже возник анекдот о немце, повесившемся на Курфюстендам (по другой версии, на Принцальбрехтштрассе или Кайзерштрассе) от тоски по родине.
Выбор Германии, в частности Берлина, был связан с экономическими условиями. Галопирующая инфляция (вспомним «Черный обелиск» Ремарка) делала относительно благополучной жизнь полунищих беженцев, в отличие от стран со стабильной валютой. Развернулось книгопечатание. Крестный отец кадетской партии Иосиф Гессен, глава издательства «Слово», вспоминал, как погасил долг в 75 млн. марок 50 американскими центами. На базе эмигрантских издательств наметился диалог диаспоры и метрополии. Советские писатели печатались в Берлине, а некоторые, например Соколов-Микитов и Пильняк, не исключали для себя возможности остаться в Германии, в то время как ряд эмигрантов (Белый и Толстой), наоборот, вернулись. В Москве был открыт корпункт сменовеховской газеты «Накануне» (первый столичный «небоскреб» на углу Тверской улицы и Большого Гнездниковского переулка). Об этом – статья «Деятельность издательства «YMCA-Press» в Берлине».
Именно экономика, а не приход Гитлера к власти способствовала исходу русских из Берлина. Стабилизация марки к 1924 году уравняла Германию с другими странами.
Кстати, многих русских вполне устраивал фюрер. Натурализовавшиеся к 1933 году казаки-эмигранты голосовали за Национал-социалистическую рабочую партию Германии по приказу генерала Краснова. Благодарный Гитлер не забыл их услуги, пообещав после «священного похода на Восток» создать для них независимую страну Казакию на части территории поверженного СССР. О настроениях русских изгнанников, живших в нацистской Германии, – статья «Российская политическая эмиграция в Берлине во второй половине 1930-х гг.».
Такие вот странные эмигранты: кто-то умные книжки печатает, кто-то за Гитлера голосует. Не знаешь, что и сказать. То ли вослед Шарикову: «Контрреволюция одна», то ли вослед генералу Каледину: «Говорите меньше, разговоры погубили Россию». А лучше промолчать.

А.М.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ