Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Симонов Г.Н., Ковалева-Огороднова Л.Л. Бунин и Рахманинов: Биографический экскурс.

Симонов Г.Н., Ковалева-Огороднова Л.Л. Бунин и Рахманинов: Биографический экскурс.

Издательство: Русский путь
Год выпуска 2006
Число страниц: 320
ISBN: 5-85887-186-0
Голосов: 1, Рейтинг: 3.3
Нет в продаже
Оставить отзыв

Описание

Книга, по определению самих авторов, «есть скромный результат биографических изысканий, почтительный экскурс в историю, деликатные наблюдения за жизнью и встречами Бунина и Рахманинова, их родных и близких». Впервые публикуются фрагменты переписки дочери Рахманинова Т.С.Конюс с В.Н.Муромцевой-Буниной.




СОДЕРЖАНИЕ


Предисловие

Вступление

НАЧАЛО

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

ЭМИГРАЦИЯ

ПОСЛЕ СМЕРТИ — ЖИЗНЬ

Указатель имён

Алфавитный указатель упоминаемых произведений И.А. Бунина

Алфавитный указатель упоминаемых произведений С.В. Рахманинова

Литература

Об авторах

 

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ


Бунин никогда не писал музыки, но ставил её высоко, считая сильным, чувственным искусством. Рахманинов страстно любил поэзию и однажды даже написал «белые» стихи:

Что такое музыка?!
Это тихая лунная ночь;
Это шелест живых листьев;
Это отдалённый вечерний звон;
Это то, что родится от сердца и идёт к сердцу;
Это любовь!
Сестра музыки это поэзия, а мать её — грусть!

Эти строки пробудили идею создания книги о двух великих русских художниках.
Переплетение судеб, их отражение в творчестве, взаимопроникновение поэзии и музыки — тема удивительная, неисчерпаемая и благодарная.
Авторы благоговейно отвергли критические размышления, — ведь речь идёт о гениях! А жизнь и поступки гениев зачастую непостижимы. И потому книга эта есть скромный результат биографических изысканий, почтительный экскурс в историю, деликатные наблюдения за жизнью и встречами Бунина и Рахманинова, их родных и близких.



ВСТУПЛЕНИЕ


...Две берёзки шумели в калифорнийском небе так же нежно, как в далёкой, далёкой России. Наверное, они и определили выбор Рахманинова при покупке нового дома.
Но спустя несколько месяцев, в начале весны, которую он так любил и которую многократно воспел, его привезли в этот дом умирающим. Он уже не видел, что, по роковой случайности, берёзки были срублены, как когда-то — вековая ель на родине в тот страшный день, когда судьба жестоко оборвала его детство.
Он только успел сказать: «Прощайте, мои руки...» — и погрузился в бесчувствие. Изредка он приходил в себя, пытался шутить, подтрунивал над женой, которая держалась удивительно мужественно. А однажды он заволновался: «Кто там играет? Что это они всё играют?» — перед кончиной в его голове родилась новая музыка, которую он уже не смог записать, и мир её не узнал.
Лёжа с закрытыми глазами, он о чём-то думал. Жена его потом вспоминала: «Сергей Васильевич мог быть таким скрытным... знал ли он, что умирает, или не знал?»
А ему казалось, что он перечитывает бунинские строки:
«Помню, как сейчас: ехал я... через Кремль, мимо соборов, — ах, как хороши они были, Боже мой! — потом по пахучей от всякой москатели Ильинке, где уже была вечерняя тень, потом по Покровке, уже осеняемой звоном и гулом колоколов, благословляющих счастливо кончившийся суетный день, ехал и не просто радовался и самому себе, и всему миру, а истинно тонул в радости существования... И был бы, вероятно, очень удивлён, если бы мне сказали тогда, что навсегда сохранятся они в том сладком и горьком сне прошлого, которым до могилы будет жить моя душа, и что будет некий день, когда я буду тщетно взывать к ним...»
Никто другой так, как Бунин, не мог выразить словом суть рахманиновской души, его любви и тоски. И опять, как двадцать лет назад, ему захотелось черкнуть Бунину: «Из всех русских людей мне больше всего хотелось увидеть Вас».
Картина всей жизни промелькнула в его сознании сладким гулом остановившегося колокола, и душа воспарилась вместе с золотыми звуками памяти.
На рассвете нового дня весть о кончине Сергея Рахманинова разлетелась по миру. И в далёкой, сумрачной от взрывов Франции, в доме Буниных прозвучала саднящая фраза:
«...Всё застилает смерть Рахманинова»...

Но — обратимся к истокам тех  дней.

 

РЕЦЕНЗИИ


ЛГ-РЕЙТИНГ

«Литературная газета», № 10 (6110) 14—20 марта 2007 г.

Эта книга — интересный и во многом удачный опыт параллельного жизнеописания. Но почему именно Бунин и Рахманинов? «Они завершили классическую эпоху русской литературы и музыки, — говорится в предисловии. — Творя в духе продолжения основных направлений русского искусства, Бунин и Рахманинов продемонстрировали ту реформацию устоявшихся принципов в современном искусстве, которая не уничтожала классику, а училась на ней и развивала её. Но не эклектиками они были, а, чутко воспринимая напряжённость атмосферы своего времени, хранили верность высоким традициям, указывали ценностные ориентиры в поисках путей развития искусства». Однако не только это объединяло героев книги, в их жизни было немало схожих эпизодов, одинаковым было отношение ко многим общественным и культурным событиям. Так, и Бунин и Рахманинов боготворили Толстого, им довелось встречаться с ним. Оба подвергались нападкам модернистов. Оба после революции оказались на чужбине, где тосковали по родине, остро переживали за её судьбу в годы войны с фашизмом. Эта общность и лежала в основе дружбы двух великих художников.

 

Андрей Любимов (Мичиган)
Библиография

Опубликовано в «Новом журнале» №246, март 2007 г.

«На вероятный вопрос читателя, почему в данной книге соединены имена Бунина и Рахманинова, можно ответить так: потому что оба они — русские», — так начинается первая глава этой книги. Так авторы определяют саму идею подобного труда о творческом пути и взаимоотношениях двух великих русских гениев. В кратком предисловии Гавриил Николаевич Симонов и Людмила Леонидовна Ковалева-Огороднова с огромной благодарностью обратились ко всем, кто оказал им помощь в работе над книгой. Остается только вообразить, с каким вдохновением шел процесс ее написания. Г.И.Симонов, живущий во Франции, является основателем международной Ассоциации друзей Бунина. Семья Симоновых владеет виллой «Бельведер», в которой Бунин жил четырнадцать лет и написал многие свои произведения. Л.Л. Ковалева-Огороднова — музыкант, живет в Санкт-Петербурге, более 30 лет она занимается изучением жизни и творчества С.В.Рахманинова, это не первая ее книга о великом композиторе.
Книга мозаична. Начинается она с рассказа о происхождении рода Буниных и Рахманиновых, о жизни этих семейств, о детских годах Ивана и Сергея. Особенно интересны страницы, повествующие о том, что привело будущих писателя и композитора к их первым творческим шагам. «Музыкальный вкус Сергея Рахманинова формировался в раннем возрасте, и влияло на это многое: церковные колокола, народные песни, домашнее музицирование родителей…» В семье Буниных первые публикации Ивана воспринимали с большой радостью, осознавая, что он «…настоящий поэт и его детские стихи, рассказы и сказки — не что иное, как судьба, талант, верный путь его жизни».
Рахманинов и Бунин пользовались поддержкой не только родных и знакомых. Огромную роль в судьбе Рахманинова сыграл П.И. Чайковский, который «первым обратил внимание на его композиторский талант и внушил молодому музыканту веру в себя». Бунин же обратился к творчеству Л.Толстого и «стал буквально боготворить его». Страницы книги наполнены описанием композиторской деятельности Рахманинова, дается перечень созданных им произведений. Так же подробно сообщается о литературных успехах Бунина, о его встречах, в частности, рассказывается о знакомстве с А.Чеховым.
Каждая прочитанная страница приближает читателя ко дню знакомства Бунина с Рахманиновым. Познакомились они в Ялте в 1900 году. «Их встречи впредь будут немногочисленны и нечасты, но то общее, что открыли они друг другу в памятную для обоих предпасхальную ялтинскую ночь, всегда притягивало их». В следующей главе — «Противостояние» — наряду с описанием творческой деятельности Бунина и Рахманинова, авторы пытаются проанализировать те эстетические платформы, на которых стояли оба художника. Многое в тогдашней русской культуре вызывало у них негативное отношение. В частности, по словам И.Бунина: «…в литературу пришел новый “разночинец”, духовный разночинец, уже почти традиций лишенный».
События 1917 года И.Бунин и С.Рахманинов восприняли с глубоким отчуждением: «Рахманинов встретил в Ивановке непостижимую озлобленность людей, наглость пьяных мужиков, брань…» Бунин с возмущением пишет в дневнике: «Волю “свободной” России почему-то выражают только солдаты, мужики, рабочие». После прихода к власти большевиков И.Бунин прекращает свои отношения с М.Горьким.
В конце декабря 1917 г. семья Рахманиновых покидает Россию и направляется в Швецию. Рахманинов получает «гастрольный ангажемент». С описания этого события начинается следующая глава книги — «Эмиграция». Авторы книги приводят трогательные строки, написанные двоюродной племянницей С.Рахманинова Зоей Прибытковой в «Воспоминаниях о Рахманинове»: «Последнее прощанье — неизбыточная тоска и слезы. Я была единственная, кто провожал его из России».
Для Буниных же началось время неопределенности: «Много натерпелись они унижений, обысков, оскорбительных замечаний от “представителей новой власти” — грязных, полупьяных  солдат и матросов». Последние месяцы перед эмиграцией во Францию семья Буниных провела в Одессе.
Авторы книги подробно описывают жизнь и творческую деятельность И.Бунина и С.Рахманинова в эмиграции. В 1921 г. И.Бунин узнает о смерти брата Юлия: «Кончина брата добавила столько горя к событиям последних лет, что Бунин искренне сомневался в возможности продолжения своей работы».
С.Рахманинов, переехав из Швеции в США, стал много выступать с концертами, занимался благотворительной деятельностью. Об этом много говорится на страницах книги. Сергей Васильевич отправлял в Россию посылки, деньги в учебные заведения и попечительные организации. В ответ на высказывания Рахманинова по поводу репрессий в СССР в 1931 г. советское правительство вынесло «официальный запрет на музыку Рахманинова». «Он никому не жаловался на это, но продолжал оказывать помощь России. Продолжать играть для родины во имя ее».
В 1924 г. Бунин и Рахманинов возобновляют отношения. Поводом к началу переписки послужило крайне бедственное материальное положение Бунина, о чем он уведомил Сергея Васильевича в письме. Рахманинов быстро откликнулся, отправил деньги и письмо, в котором выражал надежду на скорую встречу. В 1926 г. Рахманинов, отдыхая на вилле под Дрезденом, получил возможность встретиться с Буниным. Он приехал в Канны, где в то время жил Бунин: «Общение с Буниным принесло Рахманинову светлые воспоминания о России. Он почувствовал возрождающуюся тягу к творчеству…»
Тяжелым испытанием для Бунина и Рахманинова стало нападение гитлеровской Германии на Россию: «Бунин тяжело переносил страдания родины, особенно от того, что был не в состоянии ничем помочь». Рахманинов со своей стороны помогал посылкой денег через советское консульство в Нью-Йорке.
С началом войны страницы книги наполняются грустными известиями: последние месяцы и дни жизни С.В.Рахманинова, скончавшегося в 1943 г.; смерть Бальмонта, П.И.Нилуса, внучки А.С.Пушкина Е.Н.Розен-Мейер… Уходят из жизни близкие друзья Бунина — З.Гиппиус, М.Цетлин. В 1953 г. не стало Бунина.
Последняя глава — «После смерти — жизнь» —  повествует о взаимоотношениях семе Бунина и Рахманинова. Уделяется много внимания общению Буниных с внучкой С.Рахманинова — Софьей Волконской; публикуются впервые фрагменты переписки Веры Николаевны Буниной с дочерью С.Рахманинова Татьяной Конюс.
В этой же главе рассказывается о мемориальном наследии композитора С.Рахманинова и писателя И.Бунина. В частности, сообщается о восстановлении рахманиновской усадьбы «Ивановка» в Тамбовской области: «Красота ивановской природы вдохновляла Рахманинова, а теперь и посетители усадьбы могут увидеть все то, что помогало композитору творить его прекрасную музыку». Рассказывается о создании Обществ, посвятивших свою деятельность изучению и сохранению наследия великого композитора. Авторы с сожалением пишут об отсутствии каких-либо памятных знаков в США и во Франции, посвященных Рахманинову, о продаже его имения «Сенар».
Авторы пишут о переиздании в России произведений И.Бунина, о создании в 1992 г. ассоциации «Бунинское наследие». В г. Ельце открыт Бунинский музей, установлены памятники писателю. Рассказывается и о сегодняшнем состоянии виллы «Бельведер» во Франции: «…Вот он, скромный провансальский дом, фасад которого пересекают морщины-трещины, царапины времен, следы холодных мистралей и палящего солнца». Книга заканчивается словами надежды на то, что имя Рахманинова: «тоже будет вскоре увековечено мемориальной доской на одном из домов Парижа».
По определению авторов, их книга — «скромный результат биографических изысканий, почтительный экскурс в историю, деликатные наблюдения за жизнью и встречами Бунина и Рахманинова, их родных и близких». Читатель не найдет каких-либо критических замечаний со стороны авторов по отношению к творчеству двух великих русских гениев, их мировоззрению, политическим взглядам. Авторы повествования излагают только факты, подтвержденные ранее изданными источниками, вновь найденными документами.
Особое внимание авторы уделили справочному материалу. После каждой главы есть подробные ссылки на источники. Составлен аннотированный именной указатель, помещены алфавитные указатели произведений Бунина и Рахманинова, список литературы, посвященный исследованиям их жизни и творчества. Все это определяет научную ценность книги и вызывает огромную благодарность, авторам за их труд.