Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

«Чукоккала» и советская цензура

C 22 февраля по 1 апреля 2007 г. в Библиотеке-фонде «Русское Зарубежье» (сейчас — Доме Русского Зарубежья им. А.Солженицына) проходила выставка «„Чукоккала”» и советская цензура».
На выставке были представлены все издания «Чукоккалы»: первое (издательство «Искусство», 1979), второе (издательство «Премьера, 1999) и третье (издательство «Русский путь», 2006). Также демонстрировался двухтомник, выпущенный издательством «Терра» (Книжный клуб «Monplaisir», 2001) тиражом 100 экземпляров только для членов Книжного клуба. Этот двухтомник и второе издание (1999) отличаются от изданий 1979 и 2006 года. Книги построены по другому принципу. В одном томе воспроизводятся без всяких пояснений страницы альманаха, а в другом — тексты рукописных страниц даны набором и к ним сделаны комментарии.

Издания «Чукоккалы»

Корней Иванович Чуковский, подготавливая альманах к печати, представлял себе будущую книгу по-другому. Ему было важно передать облик оригинала, его переплет и формат; рассказать об участниках альманаха и их записях так, чтобы читатель мог восстановить для себя обстоятельства, вызвавшие к жизни ту или иную запись. Он привлекал к своему рассказу о людях и времени материалы из своего архива, портреты авторов альманаха. Эти принципы при его активном участии и были заложены в первое издание «Чукоккалы», но книга сильно пострадала от  цензуры. Издание, вышедшее в издательстве «Русский путь», впервые смогло представить читателю альманах так, как это задумал Чуковский.
На выставке представлен оригинал переплета рукописного альманаха и переплет выпущенной книги, и каждый теперь может убедиться, что облик альманаха передан с большой точностью.
Демонстрируются также те страницы «Чукоккалы», которые по цензурным причинам не попали в первое издание. Этих страниц очень много.


Эссе К.Чуковского об Осипе Мандельштаме,
запись Вс.Иванова, письмо от Е.Замятина,
эпиграмма Н.Лернера
Запись И.Гессена, портрет Л.Чуковской работы
Маяковского, стихотворение В.Ходасевича,
стихотворение А.Ахматовой «Чем хуже этот век...»,
четверостишие В.Познера,
стихотворение Д.Пискарева «Дни нашей жизни»

Эссе Чуковского об Осипе Мандельштаме оборвано на середине. Не опубликована та часть этого эссе, где Корней Иванович рассказывает о Мандельштаме 30-х годов и цитирует его стихи, написанные в Воронеже.
Изъят из книги рисунок Владимира Маяковского, нарисовавшего портрет восьмилетней дочери Чуковского Лиды.
Убран автограф Анны Ахматовой — стихотворение «Чем хуже этот век...».
Исключен также автограф стихотворения Владислава Ходасевича и его запись в альманахе.

Записи А.Блока, «Анектотики» М.Горького,
гравюра Боброва, подаренная М.Горьким
 Стихотворение А.д’Актиля и его пародия на «Песню
о Буревестнике», стихотворения З.Гиппиус

Горьковские записи в «Чукоккале» пострадали довольно сильно. Не воспроизведена та страница альманаха, которую Максим Горький назвал «Анектотики». Первый из этих «анектотиков» кончался словами «не глупый был парень, хотя и русский». Фраза эта не понравилась директору издательства Е.И.Севастьянову, и он ее вычеркнул.
Исключена из альманаха и редкая гравюра Боброва, подаренная Горьким, и история этой гравюры, записанная им в альманах. Неполно представлены не только автографы самого Горького, но и те записи, которые позволяют судить об отношении к нему его сотрудников по «Всемирной Литературе», его современников. Снята пародия на «Песню о Буревестнике», написанная А.д’Актилем (псевдоним Анатолия Френкеля) в 1928 году.

Записи и стихотворение В.Набокова, шуточный протокол
А.Блока «Закрытие Дома Искусств»
Записи и рисунки Н.Гумилева

Самые значительные страницы «Чукоккалы» связаны с именем Александра Блока и его участием в альманахе. Две записи Блока Корней Иванович не включил в издание сам, шуточный протокол Блока «Закрытие Дома Искусств» был снят одним из директоров издательства К.М.Долговым. Он же изъял афишу «О порядке сожжения трупов в Петроградском государственном Крематориуме», которую Корней Иванович сорвал со стены в марте 1921 года. Об этой афише Блок пишет в своем последнем чукоккальском стихотворении.
Не попали на страницы издания рисунки, стихотворения, записи Николая Гумилева и обширная статья Чуковского о Гумилеве.

Записи Н.Гумилева и Е.ЗамятинаЗапись Л.Собинова, юбилей М.Кузьмина, запись
В.Ходасевича левой рукой, запись Н.Берберовой,
сонет, сочиненный Б.Лившицом и О.Мандельштамом,
стихотворение К.Чуковского

Из книги исключено большинство автографов Евгения Замятина, его фотография и эссе о нем, написанное Корнеем Ивановичем.
Поэт Михаил Кузмин исчез со страниц издания без видимых причин. Просто из-за того, что на той странице альманаха, где речь шла о его юбилее в «Доме Искусств» несколько слов начертал и крамольный Н.Гумилев.

Баллада И.Одоевцевой «Толченое стекло», записи
Н.Гумилева, стихотворение Ал.Амфитеатрова,
стихотворение Анны Ганзен
Портрет Лиды Чуковской работы Б.Григорьева, сатиры
С.Маршака, пародия В.Ардова «Бдительность младенца»,
статья Е.Замятина, запрещенная цензурой

Снято шуточное стихотворение «Умеревший офицер», подписанное именами трех поэтов — Николая Гумилева, Осипа Мандельштама и Георгия Иванова. Изъята также поэма Ирины Одоевцевой «Толченое стекло», лист подписей участников «Открытия Дома Искусств» (за то, что среди подписавшихся — Н.Гумилев).
Убрано стихотворение переводчицы Анны Ганзен, написанное в Петрограде в тюрьме на Шпалерной.
Подавляющее большинство цензурных брешей относится к эпохе двадцатых годов. Уже с начала тридцатых писатели перестали необдуманно шутить даже в рукописном альманахе. Самоцензура опередила на долгие годы устремления самой жестокой цензуры. Вероятно поэтому из записей последних лет цензура исключила очень немногое. Выкинута пародия Виктора Ардова «Бдительность младенца», высмеивающая шпиономанию.

Запись В.Ермилова, записи А.СолженицынаПисьмо Генри Дейла, эпиграммы Эм.Казакевича,
стихотворение Л.Чуковской, четверостишие Н.Коржавина

Разумеется, убран Александр Исаевич Солженицын, сняты все упоминания имени Лидии Чуковской, исключенной в 1974 году из Союза писателей, изъято шуточное четверостишие Наума Коржавина из-за отъезда автора в эмиграцию.
Были еще записи разных лет, которые Корней Иванович сам не включил в издание по цензурным или иным соображениям. Так, не были сданы в редакцию стихотворения Зинаиды Гиппиус, записи Владимира Набокова и его юношеские стихи, две записи Александра Блока, стихотворение Алексаднра Амфитеатрова, Николая Лернера, А.д’Актиля («Муза по назначению»), а из более поздних времен — эпиграммы Эммануила Казакевича и письмо Генри Дэйла о судьбе Николая Вавилова.
Не включил Чуковский и многие свои шуточные стихи, буриме, рисунки, записи «Новых слов», газетные вырезки, которые он вклеивал в альманах.

Выставка позволяет наглядно убедиться в том, какой ущерб подлинной истории нашей литературы, реальному облику писателей наносила советская цензура.

М.В.Сеславинский и В.А.МосквинЕ.Ц.Чуковская
Руководитель Федерального агентства по печати и массовым
коммуникациям Михаил Сеславинский и генеральный директор
издательства «Русский путь» Виктор Москвин на открытии выставки
Елена Цезаревна Чуковская