Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Бузник М. Прочь – гравитацию / Михаил Бузник; [дизайн В.Е.Валериуса].

Бузник М. Прочь – гравитацию / Михаил Бузник; [дизайн В.Е.Валериуса].
Бесплатно
Электронная версия
Доступна в форматах: pdf
Издательство: Русский путь / YMCA-Press
Год выпуска 2014
Число страниц: 120
ISBN: 978-5-85887-443-0
Оценить (Нет голосов)
«Сплошной озон. Я так не умею!» — писал Андрей Вознесенский о текстах Михаила Бузника. Епископ Вашингтонский и Сан-Францисский Василий Родзянко был уверен, что Михаилу Бузнику дано описывать события горнего мира.
Михаил Бузник — автор семи книг, изданных в парижском издательстве «YMCA-Press» и московском «Русский путь». Его тексты переведены на многие языки, включены в антологии русской поэзии, изданные во Франции, Германии, Китае, Болгарии...
Книги поражают своими откровениями. Ни на кого не похожий, мгновенно узнаваемый по своей индивидуальной манере письма Михаил Бузник потрясает философской глубиной, неразрывно слитой с нежнейшим, ничем не замутненным лиризмом. Для русской поэзии это новая страница, которую хочется читать и перечитывать.

РЕЦЕНЗИИ


Александр Пронкевич
Как научить Человека летать? 
Про Творца Небесного, творца земного и мальчика Христика

НГ Ex-Libris. 18.09.2014

Не так давно совместными усилиями издательств YMCA-Press (Париж) и «Русский путь» (Москва) была выпущена в свет новая книга Михаила Бузника «Прочь — гравитацию». Форму стихов, составляющих ее, лучше всего описать словом «эпифания»: зримое или слышимое проявление Божественной силы. Слова снисходят к автору, как озарения, как вспышки ярких и неожиданных видений, которые нужно успеть записать. В них небесное и чудесное отражает земное, а обыденное ведет к мистическому и таинственному. Именно так творил Артюр Рембо, любимый Михаилом Бузником поэт. Вот как описывает такой способ творения Джеймс Джойс: «Под эпифанией Стивен понимал внезапную духовную манифестацию — будь то в беседе, в жесте или в ходе мыслей, достойных запоминания. Он считал делом, достойным литератора, регистрировать эти эпифании с крайней заботой, полагая, что это весьма деликатные и мимолетные состояния души». Конечно, в таком диалоге с горними силами традиционная рифма и четко определенный ритм строки являются чем-то вроде тяжелых цепей, которые сковывают духовные энергии, выделяющиеся во время контакта земного творца (автора) и Творца Небесного (Бога). Михаил Бузник видит выход в обращении к верлибру (свободному стиху), максимально синхронизованному с интимными ритмами бытия земного, алчущего небесной истины. 

Новая книга Михаила Бузника является фиксацией таких озарений, но по сравнению с предыдущими творениями автора в ней значительно настойчивей звучит трагическая музыка. Все написанное Михаилом Бузником (как и сама поэтическая форма его произведений) — это призыв к полету, к выходу за пределы земного притяжения, к преодолению всего того, что не дает человеку раскрыть свою свободу. Михаил Бузник ненавидит суетность, тщеславие, зависть, злобу и, главное, ложь. Но теперь в настроениях автора наметился тревожный поворот. Прочь — гравитацию, говорит он. Так верующий говорит дьяволу: «Уйди прочь!» Так человек духовный заклинает: «Долой приземленный материализм, ибо я хочу летать!» Иначе быть не могло: книга писалась под диктовку нашего страшного времени. Вот почему чуткий слух автора фиксирует и записывает леденящие душу строки: «Ангелы, ходящие по пыльце тюльпанов красных — касаются крови убиенных на войнах». 

Большое место в книге занимают образы людей, сыгравших значительную роль в жизни автора. Речь идет прежде всего о Христофоре (Викторе) Бузнике, отце Михаила Бузника, выдающемся ученом и организаторе науки, а также о Владимире Чайке, мэре города Николаева, так стремительно и неожиданно ушедшем в мир иной. С этим городом Михаила Бузника связывают многочисленные жизненные нити. При всем несходстве личностей Христофора (Виктора) Бузника и Владимира Чайки судьбы этих выдающихся людей объединяет одно: оба они стремились взлететь ввысь, расширить горизонты бытия, но оба пали жертвой внутренней раздвоенности, жестокой необходимости принимать ложь, в которой приходится жить. 

Духовная биография Христофора (Виктора) Бузника, рассказанная в книге, далека от «канонического образа», созданного историками науки. Тревожный, наполненный болью монолог об отце Михаил Бузник открывает эпиграфом из Фета: «Там человек сгорел». В тексте, который является фиксацией целой серии озарений в прошлое — во «время, которого уже нет» — предстает миф об Отце: о талантливом исследователе, о созидателе, о тонком аналитике эпохи и — о мученике! Мученике неправды, с которой ему приходилось идти на компромисс ради самого главного — реализации своих замыслов. Христофор (Виктор) Бузник, рвущий на себе рубашку после возвращения с заседания ХХIII съезда КПСС, оплакивающий убиенных в ГУЛАГе, возмущенный взрывами церквей, — как далек этот честный портрет от парадных фотографий членкора и орденоносца. 

Владимир Чайка — еще один мученик неправды, о котором пишет Михаил Бузник. Снова предельное сосредоточение духа и снова серия ярких вспышек, воскрешающих ушедшего в небытие близкого человека. И снова боль раздвоенности, порожденная теми неестественными состояниями, в которые помещает индивида уродливое общественное бытие. Ангелы радуются успеху человека, а соратники и сограждане — нет: «Но в это же время тысячи глаз людских уснуть не могут. Мешает он им. Власть у него многая… Но радостью он правит. И доносы летят». Глубокая травма заставляет болеть чуткие души и запускает неизлечимые болезни. 

Конечно, гравитация тянет вниз (а точнее, в могилу), но она нередко творит дивные по красоте явления. «— Как удивительны водопады! — говорит Христик», сын автора, в прологе к книге. Притяжение земли вытягивает водные струи, которым мы так изумляемся. Точно такой же эффект производит прорвавшийся в высоты дух, приземляемый материей. Гравитация убивает тогда, когда люди не умеют ее использовать для своих возвышенных целей. Собственно о полете, который должен обязательно состояться в результате борьбы с гравитацией, и говорит Михаил Бузник. Некоторым читателям его стихи-озарения могут показаться непонятными и даже трудными для восприятия, но на самом деле он рассказывает о самых простых и элементарных вещах: Вера, Надежда и Любовь и их мать София учат видеть мир глазами любви, благодаря чему тленное становится вечным, а тяжелое — летающим. Таков секрет «невесомой навигации», о которой вопрошает Христик. 

Вот почему притяжение все-таки было преодолено. Каждое научное достижение Христофора (Виктора) Бузника, о котором говорится в книге его сына, — это пунктирное изображение победного полета человека, одержимого творческой мыслью. Поразительны финальные аккорды его биографии-поэмы: зная о своей скорой кончине, ученый, превозмогая боль, дописывает свою последнюю книгу. Кроме Христофора (Виктора) Бузника и Владимира Чайки в книге «Прочь — гравитацию» появляются многие и многие люди, несущие светоносные энергии, раздвигающие тесноту и темноту и переносящие читателя ввысь: Параджанов, Солженицын, Ойстрах, Шостакович, Гилельс, Некрасов, Шпаликов и др. 

Особая роль в книге отведена сыну Христофорчику. Это реальный мальчик, чьими рисунками оформлена книга. Но в то же время он Человек, которому еще предстоит стать зачинателем нового жизненного цикла. С ним автор ведет самые сокровенные разговоры. Он — маленький мудрец, которому открыто сакральное знание. Своим умением видеть мистическую сторону вещей и задавать «детские» вопросы, сын помогает отцу писать «Прочь — гравитацию». Он присутствует практические во всех текстах книги, и ему доверены все тайны жизни, вот почему уже прологе автор выражает надежду, что именно Христофорчик сможет превратить книгу «в чайку или голубя — которые избавятся от всякого притяжения земного! — криками прорезанного». И он же в эпилоге выступает как «пророк», объясняющий причину, по которой мечта о полете так часто оказывается нереализованной: «Люди от всего тленного освобожденные — МОГУТ ИЗ КАМНЯ ВОДУ ИСТОЧАТЬ! Но почему от желающих их убить — отбоя нет?» Человеческая злоба и зависть подрезает крылья. 

Михаил Бузник в своих озарениях видит мир отраженным в глобальных космических процессах, спланированных на небесах, и таким образом творит мифологию жизни земной. Ему интересны прежде всего те люди, которые сумели преодолеть гравитацию — дух тяжести. Вот почему, несмотря на трагические тона, в которые окрашена книга, Михаил Бузник учит Человека летать. Для этого нужно совсем немного: перестать жить во лжи, почаще смотреть в Небо и не бояться расправить крылья! 


ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


Михаил Бузник 
Фрагмент об озере, потерявшем страх 
НГ Ex-Libris. 21.11.2013