Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Епископ Нафанаил (Львов В.В.). Воспоминания о времени русской революции и Белой борьбы

Епископ Нафанаил (Львов В.В.). Воспоминания о времени русской революции и Белой борьбы
Бесплатно
Электронная версия
Оценить (Нет голосов)

По словам автора, отец с матерью жили дружно. Единственной причиной разногласий в семье были их политические пристрастия: с некоторых пор отец, член Государственной думы, стал отрицательно относиться к Императору, мать же оставалась ярой монархисткой. После Февральской революции глава семьи привел жену в еще большее смятение, войдя во Временное правительство и став обер-прокурором Святейшего Синода. Детей же развлекали перепалки родителей, порой, выходящие за рамки светского поведения...
Мемуары легко читаемы, интересны, касаются только российского периода жизни автора.


По словам автора, отец с матерью жили дружно. Единственной причиной разногласий в семье были их политические пристрастия: с некоторых пор отец, член Государственной думы, стал отрицательно относиться к Императору, мать же оставалась ярой монархисткой. После Февральской революции глава семьи привел жену в еще большее смятение, войдя во Временное правительство и став обер-прокурором Святейшего Синода. Детей же развлекали перепалки родителей, порой, выходящие за рамки светского поведения.

После Февральской революции дети были отправлены в Бугуруслан, который к тому времени кипел красными знаменами и транспарантами. Учеба в гимназии пошла уже на новый лад: строгости в обучении отменялись (учителя стали побаиваться учеников), и школяры пользовались этим в полной мере. Изменились церковники, увидевшие, наконец, «свободу» для народа. Через некоторое время к семье присоединился отец, оставивший службу в столице. А дальше — обыск в квартире, бегство отца, вступление его в антибольшевицкий отряд Мещерякова. Дальнейшее бегство происходило на восток — Сибирь, Томск, морозы, безденежье, способы выживания, присоединение к поезду американского Красного Креста. Но детство помогало найти приятное и в тех трудных условиях: дети участвовали в скаутском движении, играли; правда, их игры и проказы не всегда заканчивались благополучно.

Страшная суть большевизма проявлялась не только в установлении власти на всей территории страны, еще более мрачной своей стороной оборачивался он, морально ломая людей, не давая им шанса остаться самим собой. Случай с родственником, вернувшимся из стана красных невредимым (это произошло уже на территории Китая), оказался не счастливым — трагически завершилась история его возвращения. Как выяснилось, «счастливое освобождение» произошло не случайно, а в обмен на согласие троюродного брата автора заниматься тайным сбором сведений о белой эмиграции в Манчжурии. Такой груз оказался не под силу Михаилу — он покончил жизнь самоубийством.

Сам же автор пытался на закате Белого движения вступить в Белую армию Приморья, но, увы, ему не хватило лет; и юному скауту не удалось стать в ряды последних защитников Старой России.

Рукопись публикуется в авторской редакции по материалам из архива Дома русского зарубежья им. А.Солженицына.