Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Воспоминания

Париж, 1934

По линии отца М.Е.Бульмеринг восходит к древнему шотландскому роду, по линии матери — к потомкам последнего армянского царя. Его предки с честью служили во славу России и не раз проливали за нее свою кровь. Видя образец для подражания также в лице отца — героя Крымской войны, Михаил Евгеньевич с ранних лет бредил военной карьерой. Однако судьба распорядилась иначе. Накануне выпуска из Пажеского корпуса на стрельбище был ранен случайным выстрелом, перенес тяжелую операцию по удалению глаза, однако проявил мужество и силу воли и вскоре добился назначения на службу. Был направлен в Пятигорск, где пробыл десять лет. Учил новобранцев, принимал участие в усмирении чумных бунтов. Получил перевод в Петербург, где был прикомандирован к конвою Александра III. Нес охрану во дворцах Гатчины, Петергофа, Красного Села, Беловежской Пущи. Присутствовал при коронации Николая II, принимал участие в подавлении беспорядков в Петербурге 9 января 1905 года ("Кровавое воскресенье"), был адъютантом лейб-гвардии Кирасирского полка, командиром Гвардейского корпуса. Однако при последнем российском императоре состоял недолго — из-за тяжелой болезни жены был вынужден уйти в отставку. Незадолго до объявления войны с Германией принял предложение служить по делам Государственного конозаводства. Разъезды по России по делам службы и частые поездки в Ставку давали ему истинное представление о положении на фронте и ситуации внутри страны. Лавина событий 17-го и их страшные последствия заставили принять решение покинуть Россию, однако выехать смог лишь в 1921 году. Эмигрировал во Францию.
Записки имеют чрезвычайную ценность прежде всего как свидетельства человека, по долгу службы приближенного к царским особам, современника самого драматичного периода нашей истории. Они добавляют некоторые детали к портретам двух последних российских самодержцев, дополняют известные сведения о Григории Распутине, о политической ситуации в России, которую потом назовут «министерской чехардой», о содержании царской семьи под стражей в Царском Селе и о бегстве Керенского во время переворота 25 октября.
Немалый интерес представляют собой страницы, где описываются традиции одного из самых привилегированных училищ — Пажеского корпуса, правила этикета, которые предписывалось соблюдать камер-пажам, и какой была их военная форма одежды.

Публикуется по материалам из архива Дома русского зарубежья им. А.Солженицына.